Цитата дня

Но Петр, как ранее было сказано, лишает русских самоощущения религиозной, эсхатологической исключительности, резко смещая фокус с ожидания Царства Небесного на строительство небывалой земной империи. Он начинает реализовывать гибеллинский проект в его очищенном уже от всякой внешней и даже высшей санкции форме — форме чистого и абсолютного самодержавия — тотальной власти, как таковой, черпающей смысл только в идее величия, без всякой сверхмотивации. Величие и власть имеют смысл сами в себе. И если это и в самом деле не антихристова идея, то что?

Дмитрий Тараторин

Цитата из книги: «Отец/антихрист. Дело Петра Великого»


Посмотреть

Нон-фикшн недели

Отец/антихрист. Дело Петра Великого
Дмитрий Тараторин

Это книга о Петре I. «Ну, и отлично, скажет читатель, — их тысячи, книг таких. Зачем эта?» И будет прав. Но ни одна из тысяч его личность не исчерпывает. И немногие рискуют назвать императора своими именами. Причем одновременно. Как в заглавии этой.
Петр — страшный человек. Но он великий человек. Вообще-то, иногда возникает чувство, что он не совсем человек.
То есть он — загадка, и поэтому каждая из тысяч книг пытается ее разгадать, будь то научное исследование или роман. И эта книга тоже исследование, но не научное. Хотя автор — историк.
Но в ней нет и ничего антинаучного. Притом что речь об антихристе... Просто сам метод не совсем научен: это — медитация, это — погружение в ужас, из которого родилось величие России. И это вопрошание о его смысле…
Это — вглядывание в Отца Отечества, в котором проступают черты врага Христова. И в само государство, им порожденное. Но это не суд. Это расследование его Дела.

Посмотреть

Полезные книги