Шевченко Тарас Григорьевич

Шевченко Тарас Григорьевич

Тарас Григорьевич Шевченко (1814-1861) - украинский поэт, прозаик, мыслитель, живописец, график, этнограф, общественный деятель.

Об авторе:

Родился 9 марта 1814 года в селе Моринцы Звенигородского уезда Киевской губернии (ныне Звенигородский район Черкасской области, Украина). Был третьим ребёнком крепостных крестьян Григория Иванова Шевченко и Екатерины Акимовой Бойко. Их хозяин В. В. Энгельгардт, как племянник князя Г. А. Потёмкина, унаследовал значительную часть его малороссийских владений.
В 1816 году семья Шевченко переехала в село Кириловка (ныне Шевченково). Детство Тараса прошло в этом селе.
Осенью 1822 года начал учиться грамоте у местного дьячка Совгиря. За это время ознакомился с сочинениями Григория Сковороды.
В сентябре 1823 года от тяжёлого труда и нищеты умерла мать, а в октябре его отец женился вторично на вдове Оксане Терещенко, у которой уже было трое детей. Она сурово обращалась с неродными детьми.
Тарас занимался чумацким промыслом с отцом. Бывал в Звенигородке, Умани, Елисаветграде. В апреле 1825 года от тяжёлого труда на барщине умер отец, и вскоре мачеха вернулась со своими тремя детьми в Моринцы. Тарас пошёл в услужение к дьячку П. Ф. Богорскому, приехавшему из Киева. Как школяр-служка, Тарас носил воду, отапливал школу, обслуживал дьячка, читал псалтырь над усопшими и продолжал учёбу. В то время познакомился с некоторыми произведениями украинской литературы.
Не стерпев издевательств Богорского, Тарас убежал от него и начал искать в окрестных сёлах учителя-живописца. Чувствуя большую тягу к живописи, несколько дней батрачил и «учился» живописи у диакона Ефрема. Также у него были учителя-живописцы из села Стеблёва Каневского уезда и из села Тарасовки Звенигородского уезда.
В школе дьячка-учителя выучился грамоте, а у маляров познакомился с элементарными приёмами рисования. На шестнадцатом году жизни, в 1829 году, попал в число прислуги нового помещика П. В. Энгельгардта - сначала в роли поварёнка, затем слуги-«казачка». Страсть к живописи не покидала его.
Заметив способности Тараса, в период пребывания в Вильне Энгельгардт отдал его в обучение преподавателю Виленского университета портретисту Яну Рустему.
В Вильне Шевченко пробыл около полутора лет, а с переездом в начале 1831 года в Санкт-Петербург Энгельгардт, намереваясь сделать из своего крепостного домашнего живописца и послал в 1832 году в обучение к «разных живописных дел цеховому мастеру» Василию Ширяеву. Будучи помощником Ширяева, Шевченко участвовал в работе над росписями петербургского Большого театра.
В 1836 году, срисовывая статуи в Летнем саду, Шевченко познакомился со своим земляком, художником И. М. Сошенко, который, посоветовавшись с украинским писателем Е. Гребёнкой, представил Тараса конференц-секретарю Академии художеств В. И. Григоровичу, художникам А. Венецианову и К. Брюллову, поэту В. Жуковскому. Симпатия к юноше и признание одарённости малороссийского крепостного со стороны выдающихся деятелей русской культуры сыграли решающую роль в деле выкупа его из неволи.
Далеко не сразу удалось уговорить Энгельгардта: апелляция к гуманизму успеха не имела. Личное ходатайство прославленного академика живописи Карла Брюллова только утвердило помещика в желании не продешевить. Сошенко перепоручил это непростое дело профессору Венецианову как человеку, принятому при императорском дворе, но даже авторитет придворного художника делу не помог.
Забота о нём лучших представителей русского искусства и литературы трогала и обнадёживала Шевченко, но затянувшиеся переговоры с хозяином повергали в уныние. Узнав об очередном отказе, Шевченко явился к Сошенко в отчаянном настроении. Кляня судьбу, угрожал отомстить помещику и в таком состоянии ушёл. Сошенко встревожился и, желая избежать большой беды, предложил друзьям действовать без промедления. Было решено предложить Энгельгардту небывалую для выкупа крепостного сумму.
В апреле 1838 года в Аничковом дворце проходила лотерея, в качестве выигрыша в которой была картина Брюллова «В. А. Жуковский». Вырученные от проведения лотереи деньги пошли на выкуп крепостного Шевченко.
В знак особого уважения и глубокой признательности к Жуковскому Шевченко посвятил ему одно из наиболее крупных своих произведений - поэму «Катерина». В том же году поступил в Академию художеств, где стал учеником и товарищем Брюллова. В Академии награждался медалями за работы (1839, 1840 и 1841), получил звание свободного художника живописи за картину «Цыганка» (1845).
Период с 1840 по 1846 год стал лучшим в жизни поэта. В это время расцвело его поэтическое дарование.
В 1840-м вышел под названием «Кобза́рь» небольшой сборник его стихотворений; в 1842 году вышли «Гайдама́ки» - самое крупное его поэтическое произведение. В 1843-м он получил степень свободного («неклассного») художника. В том же году, путешествуя по Украине, познакомился с дочерью малороссийского генерал-губернатора Н. Г. Репнина - Варварой, женщиной доброй и умной, испытывавшей впоследствии, во время ссылки Шевченко, самые тёплые чувства к нему. В первой половине 1840-х годов вышли «Перебе́ндя», «Топо́ля», «Катери́на», «На́ймичка», «Ху́сточка», «Кавка́з» - крупные поэтические художественные произведения.
Петербургская критика и даже Белинский не понимали и осуждали украинскую национальную литературу вообще, Шевченко - в особенности, усматривая в его поэзии узкий провинциализм. Украина быстро оценила Шевченко, что выразилось в тёплых приёмах во время его путешествия в 1845-1847 годах. по Черниговской и Киевской губерниям.
В 1842-м была написана «Катери́на» - единственная сохранившаяся картина академического периода, написанная маслом. Картина создана на тему одноимённой поэмы художника. Шевченко стремился, чтобы картина была ясной и понятной, побуждала сочувствие.
В 1844 году получил в академии звание свободного художника.
В 1845-м дважды гостил в Переяславе у своего друга, врача А. О. Козачковского (с которым познакомился в 1841 году в Петербурге): в августе и с октября до начала января 1846 года.
Осень 1845 года, проведённую в доме Козачковского, шевченковеды считают периодом его подлинного творческого взлёта и называют Переяславской осенью Кобзаря: именно здесь он создал поэмы «Наймичка» и «Кавказ», посвящение Шафарику для поэмы «Еретик», а в ночь на 25 декабря - знаменитое «Завещание» («Заповіт»).
Работая в качестве штатного художника археологических исследований киевской Археографической комиссии при Киевском университете, сделал ряд рисунков архитектурных и исторических памятников Переяслава (сохранились рисунки «Вознесенский монастырь», «Михайловская церковь», «Покровский собор», «Андруше», «Каменный крест св. Бориса»), пейзажей близлежащих сёл.
Ко времени пребывания Шевченко в Киеве (1846) относится сближение его с Н. И. Костомаровым. В том же году присоединился к сформировавшемуся тогда в Киеве Кирилло-Мефодиевскому обществу, состоявшему из молодых людей, интересовавшихся развитием славянских народностей, в частности украинской. Участники этого кружка, в числе 10 человек, были арестованы, обвинены в создании политической организации и понесли разные наказания. Хотя следствие не смогло доказать причастность Шевченко к деятельности Кирилло-Мефодиевского общества, он был признан виновным «по собственным отдельным действиям».
Решением Третьего отделения, утверждённого собственноручно Императором, в мае 1847 года 33-летний Шевченко Тарас Григорьевич по рекрутской повинности был определён на военную службу рядовым в Отдельный Оренбургский корпус, размещавшийся в Оренбургском крае (территория современных Оренбургской области России и Мангистауской области Казахстана), «под строжайшее наблюдение начальства» с запретом писать и рисовать.
Орская крепость, куда он попал, представляла пустынное захолустье. Очень тягостен был запрет писать и рисовать; особенно рисовать. Не зная лично Гоголя, Шевченко решился написать ему «по праву малороссийского виршеплёта», в надежде на украинские симпатии Гоголя. Так же послал Жуковскому трогательное письмо с просьбой об исходатайствовании ему только одной милости - права рисовать. В этом за Шевченко хлопотали граф А. И. Гудович и граф А. К. Толстой; но помочь оказалось невозможным. В своей просьбе в обращении к начальнику III отделения генералу Л. В. Дубельту, Шевченко писал, что кисть его никогда не грешила и не будет грешить в смысле политическом, но ничто не помогало.
Запрещение рисовать не было снято до самого окончания службы. В 1848-1849 годах некоторое утешение дало участие в экспедиции по изучению Аральского моря. Благодаря гуманному отношению к солдату генерала Обручева и в особенности лейтенанта Бутакова, Шевченко поручено было срисовывать для отчёта об экспедиции виды Аральского побережья и местные народные типы. Однако об этом нарушении стало известно в Петербурге; Обручев и Бутаков получили выговор, а Шевченко отправлен в новую пустынную трущобу - военное укрепление Новопетровское на Каспии, с повторным запрещением рисовать.
Находился в Новопетровском с октября 1850-го по август 1857 года, то есть - до окончания службы. Первые три года пребывания в «смердячей казарме» были для него тягостны; затем пошли разные облегчения благодаря, главным образом, доброте коменданта Ускова и его жены, которые полюбили Шевченко за его мягкий характер и привязанность к их детям. Не имея возможности рисовать, занимался лепкой, пробовал заниматься фотографией, которая, однако, стоила в то время очень дорого. В Новопетровском Шевченко написал несколько повестей на русском языке - «Княгиня», «Художник», «Близнецы», заключающих в себе много автобиографических подробностей (изданных впоследствии «Киевской стариной»).
Во время службы близко сошёлся с несколькими из разжалованных в солдаты образованными поляками (З. Сераковским, Б. Залесским), а также Э. Желиховским (Антоний Сова), что содействовало укреплению в нём идеи «слияния единоплеменных братьев».
Освобождение состоялось в 1857 году благодаря настойчивым ходатайствам за него вице-президента Академии художеств графа Ф. П. Толстого и его супруги графини А. И. Толстой. С продолжительными остановками в Астрахани и Нижнем Новгороде Шевченко вернулся по Волге в Петербург и здесь на свободе всецело увлёкся поэзией и искусством.
Попытки устроить семейный очаг, женившись сначала на актрисе Пиуновой, а затем на крестьянках-служанках Харите и Лукерье, успеха не имели.
Проживая в Петербурге был дружески принят в семье графа Ф. П. Толстого.
Почти всё время, свободное от многочисленных литературных и художественных знакомств, званых обедов и вечеров, Шевченко отдавал гравировке.
В 1859-м вновь побывал на Украине. В апреле того же года, представляя некоторые из своих гравюр на усмотрение совета Академии художеств, просил удостоить его звания академика или задать программу на получение этого звания. В апреле Совет постановил признать его «назначенным в академики и задать программу на звание академика по гравированию на меди». 2 сентября 1860 года, наряду с живописцами А. Бейдеманом, Ив. Борниковым, В. Пукиревым и др., ему была присуждена степень академика по гравированию «в уважение искусства и познаний в художествах».
Незадолго до кончины взялся за составление школьных учебников для народа на украинском языке.
Скончался в Санкт-Петербурге 10 марта 1861 года от водянки, вызванной, по мнению историка Н. И. Костомарова, видавшего его пьющим, но всего лишь один раз пьяным, «неумеренным употреблением горячих напитков». Похоронен сначала на Смоленском православном кладбище Санкт-Петербурга, позже гроб с прахом Т. Г. Шевченко, в соответствии с его Завещанием, перевезен на Украину и похоронен на Чернечьей горе возле Канева.

Дополнительная информация об авторе:
Материал в Википедии
Книги автора
Шевченко Т.Г. Собрание сочинений в пяти томах. (1948—1949)

Книги