Филипченко Юрий Александрович

Филипченко Юрий Александрович родился 1 (13) февраля 1882 года в селе Злынь Орловской губернии в семье ученого-агронома. Среднее образование он получил в классической гимназии Санкт-Петербурга, высшее - в Петербургском университете, который закончил в 1905 году. Филипченко был близок к социалистам-революционерам, участвовал в событиях 1905 года, был арестован и в тюрьме готовился к государственным экзаменам. По окончании университета Филипченко был оставлен при кафедре «для подготовки к профессорскому званию». В 1911 г. он был командирован за границу в лабораторию Гертвига (Германия) и на биологическую станцию в Неаполь. Работа за рубежом дала ученому материал для магистерской диссертации по зоологии и сравнительной анатомии «Развитие изотомы», которую он защитил в 1912 году. С 1913 г. Филипченко начал читать приват-доцентский курс «Учение о наследственности и эволюции». Это был первый курс по генетике в России. В 1917 году Юрий Александрович защитил докторскую диссертацию «Изменчивость и наследственность черепа у млекопитающих», а в 1918 - избран на должность профессора и заведующего лабораторией генетики и экспериментальной зоологии Университета. В 1919 году впервые в России профессором Ю.А. Филипченко была создана кафедра генетики и экспериментальной зоологии при Петроградском университете, которая впоследствии, после смерти ученого, переросла в научно-исследовательский центр союзного значения - Институт генетики СССР. Надо сказать, что именем Филипченко открывается страница самой ранней истории советской (и российской) генетики. Талантливый ученый, высокообразованный биолог, блестящий лектор, профессор Филипченко на созданной им кафедре читал лекции по четырем курсам – общей генетике, изменчивости и методам ее изучения, частной генетике животных и растений, эволюционной теории.
В 1921 г. Юрием Александровичем было организовано Бюро по евгенике при постоянной Комиссии по изучению естественных производительных сил России. Программа работы Бюро по евгенике, опубликованная в популярной брошюре Филипченко «Что такое евгеника» одновременно с организацией Бюро, включала в себя:
1. Изучение вопросов наследственности специально в приложении к человеку путем проведения анкет, обследований, экспедиций и т.д.;
2. Распространение в широких народных массах сведений о законах наследственности у человека и о целях и задачах евгеники путем издания популярных книг, брошюр и чтения популярных лекций;
3. Подача советов евгенического характера желающим вступить в брак и вообще всем интересующимся собственной наследственностью.
Первоначально Бюро располагалось в квартире самого Филипченко, занимая одну комнату, а также имея штат из трех человек. В 1929 г. Бюро по евгенике получило новое помещение из 4-х комнат, увеличился и штат. Это позволило начать исследования по изменчивости и наследственности сельскохозяйственных животных и растений, а также издавать под редакцией ученого «Известия Бюро по евгенике» в течение 8 лет (с 1922 по 1930). Всего вышло 8 выпусков. Несколько сотрудников Бюро по евгенике и аспирантов кафедры Филипченко работали в сфере его научных интересов и печатались в этих «Известиях». Само Бюро несколько раз меняло свое название и направления деятельности, и к концу жизни ученого называлось Лабораторией генетики. Планировалось, что к 1930 г. будет создан Институт прикладной генетики, однако после смерти Филипченко его детище было взято под крыло и «растворено» в своей грандиозной научной империи Н.И.Вавиловым... Началась и камеральная обработка обширных материалов, собранных отрядами животноводческих экспедиций, которые проводились под патронажем Комиссии по изучению естественных производительных сил России. С первых дней существования перед Советской Россией во весь рост стояла проблема продовольственных ресурсов. Комплекс вопросов, которые надлежало решить в первую очередь, был весьма внушителен, тем более что многое предстояло сделать впервые. В этой связи Филипченко заинтересовали Среднеазиатские республики, необозримые горные пастбища которых самой природой были предназначены для всестороннего развития животноводства, включая и качественное улучшение породного состава, для продовольственного снабжения огромной страны. Это порождало необходимость создания крупных исследовательских учреждений по генетике и зоотехнике домашних животных, опытных станций, конных заводов и т.п. В 1930 году Юрий Александрович решил уйти из Университета и сосредоточил свою деятельность в Академии наук СССР. В это же время он получил должность заведующего Отделом животноводства Всесоюзной Академии сельскохозяйственных наук СССР (ВАСХНИЛ). Но через 3,5 месяца ученого не стало. В 1934 г. Академия наук была переведена из Ленинграда в Москву. Ученики Юрия Александровича Филипченко в большинстве своем были также переведены в Москву в составе Института генетики. Филипченко, ученый огромной эрудиции и искрометного личного обаяния, не имел равных по литературной продукции. Он стал кладезем генетической премудрости и учителем молодых. У Юрия Александровича было 118 публикаций, с учетом повторных изданий, учебников и монографий. Все его работы касались изменчивости, наследственности, эволюции и общей биологии. Его книги - полноценные учебные пособия по наследственности, изменчивости, по общей и частной генетике растений и животных. Из его книг, написанных в 1924-1930 гг., назовем лишь некоторые: «Изменчивость и ее значение для эволюции», «Наследственность», выдержавшая 3 издания, «Изменчивость и методы ее изучения» (2 издания), «Эволюционная идея в биологии», «Частная генетика», «Генетика мягких пшениц», «Общедоступная биология», выдержавшая 9 изданий, «Обзор важнейших новинок генетической литературы за 1916-1922 и 1923-1925 гг.», а также авторизованный перевод книги Томаса Моргана «Теория гена». Он был классиком, строгим и суровым. Молодые зоологи трепетали, читая доклады в его присутствии, а влюбленные в своего патрона сотрудники относили его к тем, «кто умеет карать или миловать». Филипченко, как и Кольцов, строго относился к научным утверждениям коллег. В ответ на «Закон гомологических рядов…» Н.И. Вавилова (1920 и 1922) Юрий Александрович дал в 1925 году анализ трех форм параллелизма в живой природе, обязанного: либо наследственности, либо среде, либо структурным ограничениям. Вавилов, имевший дело с одним лишь наследственным параллелизмом, принял его поправку и включил ее в последующие издания «Закона». Это был едва ли не единственный случай критики Филипченко своего коллеги в печати… Правда, был и еще один повод: критика основанной на унаследовании влияний среды биосоциальной евгеники. В обоих случаях ученый защищал стойкие убеждения автогенетика. В начале своей научной деятельности Филипченко занимался эмбриологией и сравнительной анатомией низших насекомых. К этому же циклу исследований относится и магистерская диссертация, материалы для которой собирались в студенческие годы на Бородинской биостанции в Бологое. В этой диссертации, помимо изучения частных вопросов развития низших насекомых и филогенетических отношений между насекомыми и многоножками, был всесторонне обсужден вопрос о «зародышевых листках», который волновал многих ведущих биологов. Исследованию ранних стадий онтогенеза Филипченко придавал исключительное значение, видя в них ключ к пониманию развития высших и низших систематических единиц и их эволюционной роли. Этот начальный период научной деятельности ученого следует рассматривать как трамплин для переключения его научных интересов на генетику, развитие которой имело революционизирующее влияние на многие разделы биологии. Все последующие труды Юрия Александровича целиком посвящены вопросам наследственности, изменчивости и эволюции. Для исследования закономерностей наследственности и изменчивости Филипченко применяет статистические методы. Вариационная статистика становится важной составной частью его учебников и университетского курса.
Зарубежная генетика развивалась в 20-е годы XX столетия довольно бурно. Теоретические исследования: развитие хромосомной теории наследственности, теория гена, теория мутагенеза - всё это открывало широкие перспективы для экспериментальных исследований и практического применения результатов. И предпосылки для развития российской генетики в те годы были очень благоприятны. Но с середины 1920-х годов советская генетика была втянута в длительную полосу дискуссий, которые способствовали резкому разделению ученых на два непримиримых лагеря и подготовили почву для нападок на генетику с применением репрессивных оргвыводов, начавшихся с середины 1930-х годов. Также обсуждение возможностей евгеники совпало по времени со стартом и быстрым развитием генетических исследований в России, опиравшихся на мощные традиции русской биологии и медицины. Возглавлявший русское евгеническое движение Н.К. Кольцов обладал достаточным влиянием для поддержания в нем высоких научных стандартов и этических норм. Любое отклонение от строго научного мышления в сторону фантазий встречало уничтожающую критику в его «Русском евгеническом журнале». Русское евгеническое движение имело дело с такими областями исследований, как генетика и теория эволюции, генетика популяций, учение о конституции и типологии человека, психопатография. Многие писавшие на темы генетических дискуссии относят их ко второй половине 1930-х годов или даже к августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 года, но это не так. Дискуссия по проблемам ламаркизма тянулась около 40 лет, начиная с 20-х годов XX века, и ее начальный период пришелся на зрелые годы Филипченко-ученого. Проблема наследования приобретенных признаков была на этой дискуссии центральной. В тот период ламаркистские представления были чрезвычайно популярны среди биологов негенетиков. Не обладая специальными знаниями в генетике, сторонники ламаркизма предпочитали пользоваться философскими понятиями и категориями. Отрицание наследования приобретенных признаков расценивалось как порочность методологических взглядов в материалистическом понимании явлений живой природы. Кафедра генетики Ленинградского университета в лице профессора Ю.А. Филипченко заняла резко отрицательную позицию по этому вопросу. Его статья «Наследственность приобретенных свойств», опубликованная в сборнике «Наследственны ли приобретенные признаки?» (1925 г), убедительно показывает несостоятельность многочисленных попыток доказать наследование приобретенных признаков ни путем эксперимента, ни путем простых наблюдений. Эта статья – лучшее, что было написано в то время в защиту генетиков от нападок ламаркистов. На дискуссии 20-х годов ламаркистами высказывались очень резкие суждения против генетиков, отвергавших ламаркизм, но в целом споры между генетиками и ламаркистами способствовали уточнению исходных точек зрения, широкому обсуждению новых экспериментальных данных. Но, главное, дискуссия велась на равных началах, без «победителей» и «побежденных», - так, как это и должно быть в научном сообществе. В течение 1921-1924 гг. в рамках работы своего Бюро Филипченко было прочитано 16 лекций по евгенике в самых разнообразных учреждениях. Блестящий лектор, он был популярен у слушателей самых разных возрастов и профессий. В дополнение к работе «Что такое евгеника» Филипченко пишет популярную брошюру «Как наследуются различные особенности человека».
Со времени публикации работ Юрия Александровича Филипченко по евгенике прошло более 80 лет, но они не устарели и в наши дни. Однако в те годы эти книги подвергались резкой критике. Вырванные из контекста отдельные положения и мысли автора давали неограниченные возможности для неблаговидных выпадов в его адрес. Критика трудов ученого носила зачастую ярко выраженную политическую направленность. И только ранняя смерть позволила ему избежать репрессий. Евгеническая программа Ю.А. Филипченко не содержала в себе ничего неприемлемого с современной точки зрения. Тот пункт Программы, в котором он выступал за ограничение рождаемости в семьях с неблагоприятной наследственностью на строго добровольных началах и за который он подвергался особенно ожесточенной критике, в настоящее время с одобрения Министерства здравоохранения решается в рамках генетики человека, в том числе и медицинской генетики. Изменилась и терминология: исчез термин «евгеника», опороченный и искаженный во времена гитлеризма. Евгеника Ю.А. Филипченко – это демографическая статистика.
В последние годы жизни исследования Филипченко касались генетики количественных признаков пшеницы. Как результат появился новый сорт пшеницы для Ленинградской области «Петергофка», а практики-селекционеры получили принципиально новые практические советы. Ученый старался разрабатывать теоретические вопросы генетики и селекции на видах растений и животных, имеющих практическое значение. Им были организованы экспедиционные исследования по программе улучшения пород домашнего скота для населения Средней Азии как путем гибридизации с культурными европейскими породами, так и через внутрипородную селекцию в нужных направлениях, а также экспедиции по изучению животноводческих ресурсов Средней Азии. Специальное совещание по животноводству, на котором присутствовало 130 человек, состоялось в Ленинграде в 1927 году. В своем выступлении на нем Юрий Александрович подчеркнул значение изучения именно пород скота кочевого населения как исходного материала для последующего улучшения путем селекции и гибридизации аборигенных пород и высокопродуктивных европейских. В 1926-1932 годах такие экспедиции неоднократно проводились в Казахстан, Туркмению, Киргизию, Монгольскую Народную Республику. Обстановка в генетике уже в конце 1920-х годов была неблагоприятной, и лишь в одном случае удалось внедрить в практику результаты экспедиционной работы - получить гибрид между мериносом и диким высокогорным бараном-архаром. Этот гибрид был передан республиканским организациям Наркомзема. Дальнейшая работа с ним была успешно завершена - выведена новая оригинальная порода овец архаро-мериносы.
Большой авторитет Ю.А. Филипченко и его влияние в среде ученых-биологов Ленинграда сделали его мишенью жестокой травли, организованной и направляемой И.И. Презентом, чья роль в августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 года, уничтожившей, по сути, советскую генетику, широко известна. «По отношению к этому человеку поистине не были бы неуместны решительно все неблагозвучные эпитеты из всех толковых словарей русского языка», - так пишет биограф ученого Н.Н. Медведев. Атмосфера неприязненного отношения к Ю.А. Филипченко, искусственно разжигаемая враждебность по отношению к ученым-генетикам в конце концов привела к его ранней смерти 19 мая 1930 года от менингита. Жена Надежда Павловна и сын Глеб пережили Юрия Александровича на 12 лет: они умерли в блокадном Ленинграде.
Подводя итоги, надо признать, что в России уровень биологии был как никогда высок именно в 20-30-е годы XX столетия. И местом официального зарождения генетики страны является Санкт-Петербург, где 18 сентября 1913 года приват-доцентом Филипченко была впервые прочитана лекция по генетике. Важна роль Юрия Александровича и в развитии русской экспериментальной зоологии: он в течение 10 лет читал курс и написал учебник по этой теме. Евгеническая программа – детище Ю.А. Филипченко, несмотря на перипетии, получила одобрение органов Минздрава как научная основа для предупреждения появления на свет детей с генетическими патологиями. Сегодня этой проблематикой занимаются в рамках медицинской генетики. Неоспоримы практические успехи ученого и в сельском хозяйстве: он сумел вывести новую породу овец архаро-мериносов, а также получил новый сорт пшеницы «Петергофка». Все это делает Юрия Александровича Филипченко классиком русской науки и гордостью России.


Труды Ю.А. Филипченко, имеющиеся в фондах сети БЕН РАН.

1. Филипченко Ю.А. Фрэнсис Гальтон и Грегор Мендель. - М.: Гос. изд-во. - 86 с.
2. Филипченко Ю.А. Изменчивость и наследственность черепа у млекопитающих: в 2-х томах. - Пг., 1917.
3. Филипченко Ю.А. Изменчивость и эволюция. - Пг., 1915. - 90 с., ил.
4. Филипченко Ю.А. Как наследуются различные особенности человека / Комиссия по изучению естественных производительных сил России при Рос. акад. наук. Бюро по евгенике. - Пг., 1921. - 38 с.
5. Филипченко Ю.А. Наследственность. - М., 1917. - 302 с., ил.
6. Филипченко Ю.А. Наследственность иммунитета. - Б. м и г. - 12 с. (Вырезка из «Биологического журнала»).
7. Филипченко Ю.А. О жировом теле черного таракана. - СПб., 1908. (Оттиск из «Р. Энт. Обозр.»).
8. Филипченко Ю.А. О согласовании генетической и зоотехнической работы. - Б. м. и г.
9. Филипченко Ю.А. О черепах некоторых гибридов между дикими и домашними формами. - Пг., 1916. - 27 с., ил.
10. Филипченко Ю.А. Общедоступная биология. - Пг.: Сеятель, 1923. - 191 с., ил.
11. Филипченко Ю.А. Общедоступная биология. - Изд. 9-е. - Л.: Сеятель, 1927. - 224 с., ил.
12. Филипченко Ю.А. Происхождение домашних животных. - Пг., 1916. - 76 с., ил.
13. Филипченко Ю.А. Происхождение домашних животных. - Изд. 2-е. - Пг.: Сеятель, 1924. - 104 с., ил.
14. Филипченко Ю.А. Развитие изотомы. - СПб., 1912. - 132 с.
15. Филипченко Ю.А. Эволюционная идея в биологии: исторический обзор эволюционных учений XIX века. - М., 1923. - 288 с. (Ломоносовская библиотека).

Использованная литература.

1. Бабков В.В. Заря генетики человека: русское евгеническое движение и начало медицинской генетики. – М.: Прогресс-Традиция, 2008. – 799 с., ил.
2. Биологи: биографический справочник. - Киев: Наукова думка, 1984.
3. Классики советской генетики 1920-1940 годов. – Л.: Наука, 1968.
4. Медведев Н.Н. Юрий Александрович Филипченко. – М.: Наука, 1978.


http://heritage.benran.ru/toperson?361