Арсеньев Владимир Клавдиевич

Арсеньев Владимир Клавдиевич (29 августа (10 сентября) 1872, Санкт-Петербург, Российская империя — 4 сентября 1930, Владивосток, СССР) — русский и советский путешественник, географ, этнограф, писатель, исследователь Дальнего Востока.

Родился в Санкт-Петербурге в большой семье железнодорожного служащего (в семье Арсеньевых было девять своих детей и десятая приёмная сирота-родственница).
Дед Гоппмайер Фёдор (Теодор) Иванович (1826—1866) родился в Германии, умер и погребён в Твери. Был управляющим в имении генерала Н.И. Ладыгина селе Алексейково. Бабка Аграфёна Филипповна (ок. 1826—1910) — дворовая девка генерала Ладыгина, из крепостных крестьян селения Алексейково; с 1856 года стала тверской мещанкой. В их браке (бракосочетание в 1856 году) был внебрачный сын Клавдий. Клавдий Фёдорович (1848—1918) родился в Алексейкове, крещён в церкви села Н. Самороково Весьегонского уезда Тверской губернии; по беспечности кровного отца не был усыновлён, поэтому фамилия ему дана по имени крёстного отца Арсения Тимофеевича и до конца жизни он остался Арсеньевым.
В 1892 году В.К. Арсеньев поступил в Петербургское юнкерское пехотное училище. Одним из преподавателей училища был брат известного путешественника Г.Е. Грум-Гржимайло, который смог заинтересовать Володю Арсеньева географическими исследованиями, обратив его внимание на Дальний Восток.
После окончания учёбы в 1895 году Арсеньев получил назначение в Польшу. В 1900 году по личной просьбе он был переведён во Владивосток.
C 1900 года В.К. Арсеньев состоял членом Общества любителей охоты, с 1903 года — действительным членом Общества изучения Амурского края.
Первые свои экспедиции (1902—1907) Арсеньев совершил в качестве военного топографа. В его задачу входило проведение маршрутной съёмки, но он попутно собирал и научные материалы о рельефе, геологии, флоре и фауне Южного Приморья и Сихотэ-Алиня, о народах, населявших эти места. В 1906 году Арсеньев исследовал Зауссурийский край к северу от залива Святой Ольги в системе истоков реки Уссури, причём Сихотэ-Алинь был пройден 9 раз. В 1907 году работы 1906 года были продолжены (исследован бассейн реки Бикин и побережье, Сихотэ-Алинь был пройден 4 раза).
В 1908—1910 годах Арсеньев при поддержке Русского географического общества осуществил исследования Северного Приморья: северная часть Уссурийского края от побережья Татарского залива до Амура и низовья Уссури; Сихотэ-Алинь был пройден 7 раз. В экспедициях Арсеньева этих лет принимали участие ботаники Н.А. Десулави и Н.А. Пальчевский; ботанические сборы их и Арсеньева были переданы для обработки Д.И. Литвинову и И.В. Палибину. Обобщённый материал, полученный в ходе этих экспедиций Арсеньева, — «Краткий военно-географический и военно-статистический очерк Уссурийского края», был издан в двух томах в 1911—1912 годах.
Результатом этих экспедиций явились богатые содержанием труды, написанные литературным языком, а также художественные книги «По Уссурийскому краю» (1921), «Дерсу Узала» (1923). Впоследствии обе книги были выпущены в одном томе под названием «В дебрях Уссурийского края» (1926) и выдержали множество очень тиражных изданий. Эти книги были переведены и изданы на более чем тридцати языках, в том числе на национальных языках в республиках СССР.
28 января (10 февраля по новому стилю) 1909 года В.К. Арсеньева избрали действительным членом Императорского русского географического общества (ИРГО). Рекомендации ему дали секретарь ИРГО А.А. Достоевский и действительный член этого общества ротмистр А.Н. Гудзенко.
В феврале 1912 года посетил строящуюся станцию Бира Дальневосточного края где провёл ревизию каменноугольных копей. В газете «Приамурские ведомости» был опубликован доклад под общим заголовком «Река Бира, угольные копи Бирского каменноугольного товарищества и строящаяся Амурская железная дорога».
Двадцать отечественных научных обществ избрали Арсеньева своим членом. Его приняло в свои ряды Вашингтонское национальное географическое общество.
В.К. Арсеньев работал директором Хабаровского краеведческого музея с 1910 по 1918 и с 1924 по 1926 гг.
В 1917 году Арсеньев совершил экспедицию в хребты Быгин-Быгинен и Ян-де-Янге. С 1918 по 1926 год Арсеньев ездил на Камчатку (долина реки Камчатки, в 1923 году подымался на Авачинскую сопку) и в Гижигинской уезд (1922), а в 1927 году совершил большую экспедицию по маршруту Советская Гавань — Хабаровск, описанную в книге «Сквозь тайгу» (1930).
Октябрьскую революцию Арсеньев встретил словами: «Революция для всех, в том числе и для меня». Им был поднят вопрос о запрещении сдавать в аренду американским и японским промышленникам советских тихоокеанских островов. Был инициатором создания на Дальнем Востоке первых природных заповедников. Занимался восстановлением рыбных и звериных промыслов на Командорских островах.
Однако в целом Арсеньев воспринимал революцию как бунтарство, бессмысленный разгул беспощадной стихии, хотя и вынужден был умалчивать это. Провожая 1917 год, он записал в дневнике: «Первый день нового года. Прошлый год принес много несчастий родине. Что-то даст нам наступивший новый год. Скорее бы кончилась эта солдатская эпоха со всеми ее жестокостями и насилиями».
Арсеньева поставили на спецучёт как царского офицера. Он обязан был раз в месяц отмечаться в комендатуре ОГПУ во Владивостоке. Его неоднократно допрашивали чекисты. Ему приходилось давать объяснения, например, о сказанных в беседе словах, что русские — «безалаберный народ», «люди, которые всегда тяготятся порядком, планом… и для того, чтобы втиснуть русского человека в рамки порядка, нужно насилие» и т. д. Как и многих в те годы, его подозревали в шпионаже. Арсеньева оклеветал некий Липский, который для этого сначала втёрся к нему в доверие. В книге регистрации лиц, стоящих на учёте во Владивостокском ОГПУ за 1924 год, перед фамилией полковника В.К. Арсеньева появилась следующая запись: «30.03.1924 года комиссия постановила с особого учёта снять как лояльного по отношению к Советской власти».
7 января 1930 года он подписал договор с правлением Уссурийской железной дороги, принял на себя обязанности начальника бюро экономических изысканий новых железнодорожных магистралей и стал начальником одновременно четырёх экспедиций, направлявшихся в районы планируемых железнодорожных линий.
Отмечая современность звучания этнографических трудов Арсеньева, нельзя оставлять в стороне противоречивость и ошибочность некоторых его положений, о чём ему указывали в своё время ведущие специалисты-этнографы страны, профессора Л.Я. Штернберг и В.Г. Богораз.
19 июля 1930 года он выехал из Владивостока в низовья Амура для инспектирования экспедиционных отрядов. В этой поездке Владимир Клавдиевич простыл. 26 августа он вернулся домой. Его болезненное состояние не укрылось от близких, но он отказался сходить к врачу и принялся за отчёт о командировке. Ночь с 3 на 4 сентября была для него последней. Он не смог уснуть, метался в бреду, просил усадить в кресле. Врач, вызванный за два часа до смерти Владимира Клавдиевича, нашёл его состояние не внушающим опасения. 4 сентября Арсеньев умер от воспаления лёгких.
Похоронен на военном кладбище на полуострове Эгершельда (Владивосток). В связи с ликвидацией военного кладбища был перезахоронен на Морском кладбище Владивостока.
Вдова путешественника Маргарита Николаевна Арсеньева (его вторая жена, с первой — Анной Константиновной он развёлся) была репрессирована. Её под давлением заставили признаться в клевете. 11 февраля 1935 года открылось заседание Военного трибунала Особой Краснознамённой Дальневосточной армии, М.Н. Арсеньеву спросили о секретном докладе: «Да, мой муж действительно писал доклад о Японской агрессии на ДВК, — подтвердила она, — и передал его бывшему председателю крайисполкома Крутову. Кажется, он посылал его и в Москву. После смерти Владимира Клавдиевича уполномоченный НКИД Гейсман просил, чтобы я поискала в архивах мужа, нет ли там черновика или каких-нибудь экземпляров этого доклада. Его надо было сдать, так как он секретный». По иронии судьбы покойного В.К. Арсеньева посчитали главой японской разведки в России. Его подозревали в сговоре с китайцами и японцами, хотя он по заданию тех же чекистов написал книгу-исследование «Китайцы в Уссурийском крае». Маргарита Арсеньева была расстреляна 21 августа 1938 года.
Личный архив Арсеньева остался у его дочери, Натальи Владимировны Арсеньевой, у которой он был приобретён (по другой версии, конфискован) и передан Приморскому филиалу Географического общества СССР (ПФГО, бывшее Общество изучения Амурского края). После Великой Отечественной войны пропала его незаконченная рукопись «Страна Удеге», которую он писал 27 лет и редактировать которую согласился профессор Штернберг. Эта рукопись не обнаружена до сих пор.
Дом Владимира Арсеньева во Владивостоке сейчас открыт для публичного посещения, так как является главным в крае музеем, который также посвящён его имени.
Именем Арсеньева названы ледник на северном склоне Авачинской сопки, гора в Приморском крае, приморский город, стоящий в долине переименованной в его честь реки Даубихе (Арсеньевка), центральная улица приморского посёлка Кавалерово, улицы и переулки в других населённых пунктах Дальнего Востока.
Бюсты установлены в музее геологии МГУ, на территории и в здании Арсеньевского городского музея. В 1970-е годы на сопке Увальной у г. Арсеньева поставлен комплекс из барельефа с художественным образом Дерсу Узала и ростового памятника Арсеньеву.
В 1990 году имя Владимира Клавдиевича Арсеньева было присвоено пассажирскому теплоходу — флагману Амурского речного пароходства (прежнее название «30 лет ГДР»).
В честь Арсеньева назван представитель бокоплавов, обитающий в источниках долины реки Хор, — Crangonyx arsenjevi.
В память об Арсеньеве названы род травянистых растений Арсеньевия (Arsenjevia Starod.) из семейства Лютиковые, включающий пять видов, и один из видов мятлика — мятлик Арсеньева (Poa arsenjevii Prob.), найденный в 1984 году в верховьях ключа Белого (бассейн реки Рудной) возле посёлка Краснореченский Дальнегорского района. Однако международным сообществом эти названия растений не признаны: так, все представители рода Арсеньевия сейчас относятся к обширному роду Ветреница (Anemone).
Именем Владимира Арсеньева назван самолёт DHC-6 авиакомпании Аврора.

Кинематограф:
«Дерсу Узала» впервые экранизировал Агаси Бабаян в 1961 г (в роли Арсеньева актёр Адольф Шестаков). Спустя 14 лет Акира Куросава снял по мотивам книг Арсеньева «По Уссурийскому краю» и «Дерсу Узала» одноимённый фильм, который принёс японскому режиссёру премию «Оскар» (в роли Арсеньева актёр Юрий Соломин). Судя по некоторым фразам в фильме, при создании фильма Акиры Куросавы были учтены полные тексты книг Арсеньева, которые не издавались при существовании СССР.
В 2011 году Издательским домом «Комсомольская правда» при поддержке Русского географического общества снят документальный фильм «Владимир Арсеньев. Капитан тайги» (из цикла «Первопроходцы Дальнего Востока»), режиссёр Александр Свешников, в роли Арсеньева Владимир Сунгоркин.
В 2007 году Издательство «Краски» выпустило в свет первое полное (не сокращённое) собрание сочинений В.К. Арсеньева по текстам дореволюционных прижизненных работ автора (однако на данный момент, 12 октября 2013 г., рассылка всех томов по подписке так и не завершена (из обещанных 7 томов разослано подписчикам от 3 до 4 томов), на текущий момент сайт издательства и сайт, посвящённый собранию сочинений, не функционируют).

Библиография:
Сочинения. Т. 1-6. - Владивосток. 1947—1949;
Сочинения. Т. 1-2. - Хабаровск, 1948—1949;
Избранные произведения в 2 т./ Вступ. ст. В. Гуминского. — М.: Сов. Россия, 1986. - Т. 1: По Уссурийскому краю; Дэрсу Узала. — 576 с. - Т. 2: В горах Сихотэ-Алиня; Сквозь тайгу. — 416 с.

Отдельные издания и рецензии на них:
В дебрях Приморья. — М.: Молодая гвардия, 1934;
В дебрях Приморья. — М.: Молодая гвардия, 1936;
В горах Сихотэ-Алиня. — М.: Молодая гвардия, 1937;
Дерсу Узала. — М.-Л.: Детиздат, 1937;
В горах Сихотэ-Алиня. — М.-Л.: Детиздат, 1940;
Дерсу Узала. - М.-Л.: Детгиз, 1944;
В дебрях Уссурийского края. — М.: Географгиз, 1949, 1950, 1951, 1952;
Встречи в тайге. — М.-Л.: Детгиз, 1949;
По Уссурийскому краю. — Владивосток, 1949;
Дерсу Узала. — Владивосток, 1949;
Встречи в тайге. — М.-Л.: Детгиз, 1950;
Дерсу Узала. — Иркутск, 1950;
Встречи в тайге. — Чита, 1951;
Сквозь тайгу. — М.: Географгиз, 1949, 1950, 1951;
По Уссурийской тайге. Дерсу Узала. — Л.: Лениздат, 1952;
По Уссурийскому краю; Дэрсу Узала / Послесл. И. Кузьмичева. — Л.: Лениздат, 1978. — 509 с.
Встречи в тайге: Рассказы / Худож. Л.Т. Кузнецов. — Хабаровск: Кн. изд-во, 1981. — 127 с.
По Уссурийскому краю; Дэрсу Узала / Послесл. И. Кузьмичева. — М.: Правда, 1983. — 447 с., ил.
Дерсу Узала / Худож. Г. Лавренко, С. Есипов. - Владивосток: Дальневост. кн. изд-во, 1983. — 264 с.: ил.
По Уссурийскому краю / Худож. С. Черкасов — Владивосток: Дальневост. кн. изд-во, 1986. — 235 с.: ил.
В дебрях Уссурийского края. — М.: Современник, 1983. — 349 с: ил. — Содерж.: По Уссурийскому краю; Дэрсу Узала. То же. — Мысль, 1987. — 492 с.
По Уссурийскому краю / Предисл к первому изд. В.К. Арсеньева; Послесл. Н.Е. Кабанова — Хабаровск: Кн. изд-во, 1984. — 352 с. — (Дал. Восток: героика, труд, путешествия) То же. — 1988. — 349 с.

Публикации в периодических изданиях и сборниках:
На Крайнем Севере Сибири: Малоизвест. очерк В.К. Арсеньева / Вступ. ст. и публ. Белодубровского Е. //Байкал. — 1983. — № 4 — С. 133—135.
Арсеньев В.К. Китайцы в Уссурийском крае // Китайцы в Уссурийском крае / В. К. Арсеньев. В страну Будущего / Ф. Нансен. — М.: Издательство «Крафт+», 2004. — 352 с., ил.
Доклад В.К. Арсеньева Дальневосточному краевому комитету ВКП(б) // Жёлтая опасность — Владивосток: Изд-во «Ворон», 1996—135 с.


http://heritage.benran.ru/toperson?1156