Пржевальский Николай Михайлович

Первый исследователь природы Центральной Азии Пржевальский Николай Михайлович родился 31 марта 1839 года на Смоленщине. Отец Николая Михайловича встретил свою будущую жену Елену Алексеевну Каретникову в сельце Кимборово, имении помещика Полибина под Смоленском, где дед будущего путешественника был управляющим. Молодые вступили в брак, у них 31 марта 1839 родился сын Николай. В 1846 году Михаил Кузьмич умирает, оставив Елену Алексеевну с детьми.
Мать давала своему первенцу полную свободу, Николай рано пристрастился к охоте. Именно охота закалила Пржевальского, сделала его наблюдательным, терпеливым и выносливым, привила любовь к природе.
Николай учился в Смоленской гимназии со своим младшим братом Володей, а все каникулы братья проводили в своем имении Отрадном.
В 1855 году Пржевальский с отличием окончил гимназию и под впечатлением от Крымской войны подал прошение о зачислении на военную службу. Полковая жизнь произвела на него гнетущее впечатление и позже он вспоминал это время как потерянное.
Чтобы изменить жизнь, Пржевальский подает прошение о переводе на Амур. Получает отказ и решает продолжить образование в академии Генерального штаба.
Уже на втором курсе Пржевальский пишет работу «Военно-географическое обозрение Приамурского края», за которую его в 1864 году принимают в Русское географическое общество.
Потом был Полоцкий полк, преподавание в Варшавском юнкерском училище и только в 1866 году состоялось назначение Пржевальского в штаб Восточно-Сибирского военного округа в Иркутске и одновременное зачисление офицером Генерального штаба.
В январе 1867 года он пребывает из Варшавы в Санкт-Петербург, где встречается с П.П. Семеновым для обсуждения перспектив экспедиции в Центральную Азию. Семенов советует начинающему путешественнику начать свое исследование в Уссурийском крае, который недавно был присоединен к России.
Практически все крупные географические экспедиции XVIII-XIX вв, помимо чисто исследовательских целей имели еще и разведывательные задачи. На Дальнем Востоке и в Центральной Азии интересы России пересекались с интересами Англии, имевшей обширную резидентуру в своих азиатских колониях.
Сдав на «отлично» первый экзамен путешественника на Дальнем Востоке, Пржевальский при поддержке П.П. Семенова и по заданию Военного ведомства организует свою первую Центральноазиатскую (Монгольскую) экспедицию, по итогам которой была опубликована книга «Монголия и страна тангутов». В результате экспедиции за 34 месяца было пройдено 11800 км, были открыты для науки районы Кукунора и Северного Тибета с их горными хребтами, собрано 10 тыс. экземпляров растений, насекомых, рыб, пресмыкающихся, многие виды были неизвестны науке. Научные результаты экспедиции были высоко оценены и признаны за рубежом. Русское географическое общество присудило Пржевальскому высшую награду – Большую золотую медаль, а его зоологическую коллекцию приобрела Академия наук. Это был триумф, однако Николай Михайлович пишет: «Я не намерен успокоиться, и в конце будущего 1875 года, лишь только окончу второй том своего писания, снова отправлюсь на два года в Тибет, на этот раз из Туркестана».
В январе 1876 г. Совет географического общества одобрил план новой экспедиции в Центральную Азию. На этот раз правительство выделило 24 тысячи рублей на снаряжение. Михаил Пыльцов, бывший спутником Пржевальского в предыдущей экспедиции, женился (на сводной сестре Николая Михайловича) и вышел в отставку. Новым помощником Пржевальского стал Федор Эклон. Простившись с матерью и няней, Пржевальский отправился в путь через Пермь, Семипалатинск и Верный (Алма-Ату) к границе с китайским Туркестаном. В августе 1876 г. из Кульджи отряд отправился в Восточный Тянь-Шань, далее - по Тариму - на Лобнор и до Гималаев. Завершив к июлю 1877 г. первый этап экспедиции, отряд вернулся в Кульджу. В августе экспедиция возобновилась и направилась через Джунгарию в Тибет. Удалось достигнуть Гучена. Путь был очень трудным - местность оказалась практически безводной, в октябре начались сильные морозы, участники экспедиции, включая самого Н.М. Пржевальского, заболели. Было решено повернуть назад в Зайсанский пост. Пришло запоздалое известие о смерти матери. Получено также неприятное известие из Петербурга, что из-за осложнений с китайским правительством экспедицию придется отложить.
Н.М. Пржевальский считал свое второе путешествие в Центральную Азию неудавшимся, однако, именно после экспедиции на Лобнор он был награжден Берлинским географическим обществом Большой золотой медалью Гумбольдта, а Российская академия наук избрала его своим почетным членом.
Третье путешествие в Центральную Азию после краткосрочного лечения, отдыха и обработки коллекций Н.М. Пржевальский начал в Зайсане - там, где он оставил снаряжение и верблюдов после второй экспедиции. Его сопровождал прапорщик В. Роборовский, ставший впоследствии известным исследователем Азии, Ф. Эклон, который делил с Пржевальским все невзгоды второй экспедиции, вольнонаемный препаратор А. Коломейцев, а также солдаты и казаки. Свои впечатления Пржевальский описывает так: «Мы вступили словно в иной мир, в котором прежде всего поражало обилие крупных зверей, мало страшившихся людей. Невдалеке от нашего стойбища паслись табуны куланов, лежали в одиночку дикие яки, словно мячики скакали маленькие антилопы-ады». Джунгарская равнина во времена Пржевальского была единственным местом, где водилась еще дикая лошадь. В 1881 г. по экземпляру, добытому охотниками-киргизами и привезенному Пржевальским, известный зоолог И.С. Поляков описал новый вид - лошадь Пржевальского. Сейчас на воле обитает более 250 лошадей этого вида.
В ноябре 1879 г. экспедиция достигла перевала на хребте Тангла, где подверглась нападению одного из кочевых племен и приняла бой. От знакомых монголов, возвращающихся из Лхасы, Пржевальский узнал, что тибетцы решили не пускать русских в свою столицу. Так не сбылась заветная мечта путешественника, в Лхасу ему не удалось попасть и в последующие годы. До июля 1880 г. экспедиция обследовала восточные районы Наньшаня, Кукунорский хребет и озеро Кукунор, верховья реки Хуанхе. О трудностях заключительного этапа экспедиции говорит тот факт, что большая часть верблюдов была утрачена, работать приходилось на высотах до пяти тысяч метров, терпеть холод, голод, песчаные бури, недружелюбие местных чиновников. Только в октябре отряд вернулся в Кяхту.
Итог третьей экспедиции оказался впечатляющим: по неизвестным районам пройдено 7660 км. Составлены карты, описаны данные климатических, ботанических, зоологических и этнографических наблюдений.
В Петербурге Н.М. оказался в январе 1881 г. Здесь его ждала новая волна славы: орден Св. Владимира 3-ей степени, избрание почетным членом Русского общества и географических обществ других стран, почетным гражданином Петербурга и Смоленска.
В конце мая 1881 года Пржевальский вернулся к себе в Отрадное, где провел почти два года. К имению его ничего не привязывало, в доме не было родных людей - матери и дяди, и Н.М. приобретает новое обширное имение - Слобода, расположенное вдали от ж/д и включавшее две рыбные речки и два озера. Сейчас эти места входят в состав национального парка «Смоленское поозерье» с центром в п.г.т. Пржевальское, где расположен дом-музей великого путешественника. Новое имение стало гнездом, из которого путешественник собирался «летать в глубь азиатских пустынь». Подготовка к 4-ой Центральноазиатской экспедиции началась с поиска помощника. По совету няни выбор пал на Петра Кузьмича Козлова. Пржевальский помог ему завершить курс реального училища и поступить на военную службу, впоследствии он стал выдающимся путешественником.
В феврале 1883 г. Совет Русского географического общества поддержал план нового путешествия в Тибет, а уже в апреле был подписан приказ о командировании. Вторая Тибетская, или Четвертая Центральноазиатская экспедиция оказалась самой успешной в научном отношении. Она была и существенно богаче оснащена: в состав входил 21 участник, 57 верблюдов, 7 лошадей, 150 пудов багажа.
Кяхту отряд покинул 21 октября 1883 г. В приказе, который зачитал Пржевальский, было сказано: «Товарищи! Дело, которое мы теперь начинаем - великое дело. Мы идем исследовать неведомый Тибет, сделать его достоянием науки. Вся Россия, весь образованный мир с доверием и надеждой смотрит на нас. Не пощадим же ни сил, ни здоровья, ни самой жизни, если это потребуется, чтобы выполнить нашу огромную задачу до конца и сослужить тем службу как для науки, так и для славы дорогого Отечества», - вот какими словами напутствовал Н.М. Пржевальский отряд, покидавший пределы родины 21 октября 1883 г. Правительство выделило на экспедицию 43500 рублей и командировало Пржевальского в Тибет на 2 года.
Уже в мае экспедиция перевалила хребет Бурхан-Будда и вступила на неизвестные и европейцам, и китайцам земли. Достигнув истока Хуанхэ, Пржевальский смог определить и нанести на карту его координаты. Были описаны два озера, была обследована котловина Цайдам и горный массив Куньлунь. Одну из самых высоких гор Куньлуня Пржевальский назвал Шапкой Мономаха (Чонг-Карлыгтаг, 7720 м). К весне экспедиция перевалила хребет Алтынтаг и вышла к озеру Лобнор. В конце октября 1885 г. отряд подошел к Тянь-Шаню. Путь домой лежал через сложнейший перевал Бедель (4284 м). «Мы выполнили свою задачу до конца – прошли и исследовали те места Центральной Азии, в большей части которых не ступала нога европейцев, - писал Пржевальский в приказе по экспедиции. - Честь и слава вам, товарищи! О ваших подвигах я поведаю всему свету. Теперь же обнимаю каждого из вас и благодарю за службу верную – от имени науки, которой мы служили, и от имени Родины, которую мы прославили».
По прибытии в Петербург в январе 1886 года Пржевальский был произведен в генерал-майоры. Засадив своего помощника Роборовского готовиться в Академию Генерального штаба, а Козлова определив в юнкерское училище, Пржевальский вместе с казаком Телешовым уехал к себе в имение охотиться.
До путешествий Пржевальского в Центральной Азии не было ни одного астрономически определенного пункта. Николай Михайлович определил их 63. На карте появились неведомые прежде горные цепи – Алтынг, Хурху. Он открыл хребты Северо- и Южно-Тэтунгский, Южно-Кукунорский, Загадочный (позднее названный хребтом Пржевальского), Гумбольдта и Риттера, Марко Поло и Колумба, Бурхан-Будда и Шуга, Баян-Хара, Кукушили, Дум-буре и Тан-ла, Московский и Цайдамский, Русский и Кэрийский. Впервые на карте были точно обозначены открытые им озера Лобнор, Кукунор, Незамерзающее, Русское, Экспедиции, реки Тарим, Черчендарья, Хотандарья, истоки Желтой реки…
Благодаря Пржевальскому, европейская наука впервые ознакомилась с бытом и общественными отношениями лобнорцев, мачинцев, дунган, тангутов, северных тибетцев.
Пржевальский нашел 7 новых родов растений и 218 видов растений, открыл десятки новых видов животных, среди них – дикую лошадь, дикого верблюда и тибетского медведя. Его зоологические коллекции долго не будут иметь равных себе. Чрезвычайно ценными для науки оказались долголетние климатологические и метеорологические наблюдения путешественника. Наконец, Пржевальский был отличным руководителем. Ни один из членов рискованных экспедиций не погиб, не смотря на чрезвычайные обстоятельства путешествий в очень сложных горных условиях.
Словом, академики вручая ему именную золотую медаль, с полным правом могли говорить, что «имя Пржевальского отныне будет символом бесстрашия и энергии в борьбе с природою и беззаветной преданности науки». Однако, академика, генерала, чей мундир был увешан всевозможными отечественными и зарубежными наградами, ничуть не соблазняла перспектива тихой жизни и писания трудов в тиши кабинета. По его словам, он больше всего желал бы умереть не дома, а где–нибудь в путешествии, на руках отряда, который он называл своей семьей.
В марте 1888 года Пржевальский окончил описание проекта своего четвертого путешествия. Под него дали огромные деньги – 80 тысяч рублей. Этой суммы хватило на прекрасную экипировку отряда в 27 человек. «Головой ручаюсь, что буду в Лхасе», - говорил Николай Михайлович. Перед отъездом Пржевальский заехал проститься со старушкой-няней, которая была безнадежно больна. Уезжая, путешественник написал на одной из колон дома: «5 августа 1888 года. До свидания, Слобода!»
10 октября Пржевальский прибыл в Каракол, а 14 почувствовал себя очень плохо, через несколько дней начался бред и 20 октября великий путешественник скончался. Согласно его последней воле похоронили Николая Михайловича на берегу Иссык-Куля, в 12 км от Каракола (Пржевальска).
Непоправимая тяжесть утраты и заботы о судьбе экспедиции сразу легли на плечи первых помощников – В.И. Роборовского и П.К. Козлова.
Всеволод Иванович Роборовский был военным географом и прекрасно подготовленным естествоиспытателем. Родился он 9 мая 1856 года в небогатой дворянской семье недалеко от Вышнего Волочка. Все детские годы провел в этой тверской усадьбе, природа которой имела решающее значение в формировании натуралистических интересов, которым он не изменил ни в Петербургской гимназии, ни в Гельсингфорском юнкерском училище.
Обстоятельства благоприятствовали стремлению посвятить свою деятельность изучению природы неизведанных стран. Вскоре после окончания училища он встретился со старым гимназическим приятелем Ф.Л. Эклоном – непосредственным спутником Пржевальского по Лобнорской экспедиции и спустя некоторое время был представлен Николаю Михайловичу. Требовательный путешественник сразу оценил солидные знания Роборовского, его отменное здоровье и его талант рисовальщика. О таком спутнике Пржевальский мечтал долгие годы. И Роборовский не обманул надежд учителя. Он стал его достойным помощником, начиная с Первой Тибетской экспедиции Пржевальского, и не менее достойным продолжателем дел Пржевальского, после смерти Николая Михайловича накануне пятой экспедиции. В одном из отчетов об этой экспедиции Роборовский напишет: «Мне в первый раз приходилось быть в такой дикой и ужасной пустыне, и желание познакомиться с ней завлекло меня, быть может, далее, чем следовало». Тем не менее, Роборовский провел исследования и в пустыне Такла–Макана, и в Южных предгорьях Восточного Тянь-Шаня. За результаты этой экспедиции Роборовский получил от Географического общества Большую серебряную медаль имени Н.М. Пржевальского.
В Русском Географическом обществе Роборовский по праву занял положение, многие годы принадлежавшее Пржевальскому.
В настоящее время усадьба Роборовских исчезла. Дочь Вера Всеволодовна умерла в дни Ленинградской блокады, а внучка долго ничего не знала о своем знаменитом деде. Мать, опасаясь репрессий из-за дворянского происхождения, ничего не рассказывала ей о своей родословной.

Но вернемся к Пржевальскому. Судьба отвела ему не очень длинную. но очень яркую биографию. Генерал-майор, действительный и почетный член большинства европейских академий и почетных обществ, великий путешественник и ученый- географ, 31500 км пройденных маршрутов, собрание коллекций и трудов, не потерявших и сейчас своего значения – и это все один человек. Нельзя не присоединиться к словам профессора Нечаева А.В., написанных в память о Пржевальском в 1905 году: «Это один их тех преданных науке, талантливых ученых, которые придают блеск и славу ученым учреждениям».
Переиздание книг Н.М. Пржевальского было осуществлено в 1947-1948 гг. на волне патриотизма после победы в Великой Отечественной войне.

Труды Пржевальского Н.М.
Путешествие в Уссурийском крае 1867–1869 гг.
Монголия и страна тангутов. Первое путешествие в Центральной Азии 1870–1873 гг.
Путешествия по Азии. М., 2001
От Кяхты на истоки Желтой реки. Исследование северной окраины Тибета и путь через Лоб–Нор по бассейну Тарима (Четвертое путешествие в Центральной Азии). – Спб., 1888
От Кульджи за Тянь-Шань и на Лоб-Нор. Второе путешествие в Центральной Азии 1876 –1878 гг.
Из Зайсана через Хами в Тибет и на верховья Желтой реки. Третье путешествие в Центральной Азии 1879–1880 гг.

О нем
Е. Щегленко. Увидеть Лхасу. Апрель 2007 г. Журнал ГЕО. С. 167-181.
М. Энгельгардт. Н. Пржевальский. Его жизнь и путешествия. Биографический очерк. Челябинск, 2000
Тишков А.А. Вступительная статья к книге Пржевальского Н.М. «Путешествие к Лобнору и на Тибет». Изд. «Дрофа», 2007




http://heritage.benran.ru/toperson?80