Грановский Т.

ГРАНÓВСКИЙ, Тимофей Николаевич (9.III.1813 – 4.Х.1855) – рус. ученый и обществ. деятель. Проф. всеобщей истории Моск. ун-та (1839–55). Род. в Орле в дворянской семье. Окончил юридич. ф-т Петерб. ун-та (1835). Изучал труды Гиббона, Тьерри, Гизо и др.; сблизился с Н. В. Станкевичем. Рус. действительность, увлечение свободолюбивым творчеством Пушкина, Шиллера влияли на формирование антикрепостнич. настроений Г. До 1839 в Берлинском ун-те занимался у Л. Ранке, Ф. К. Савиньи, К. Рит-тера и др., изучал философию Гегеля. В 1839 приступил в Моск. ун-те к чтению первого курса истории зап.-европ. средневековья, заложив основы его науч. разработки. Принадлежал к кругу т. н. западников, активно выступал против реакц. идеологии, полемизировал со славянофилами, подчеркивая общность ист. развития России и Зап. Европы. Ломая рутинное отношение к науке, стремился связать ее с жизнью, поставить на службу обществ. интересам. Показывая в лекциях закономерность и прогрессивность ист. процесса, подводил слушателей к выводу о преходящем характере крепостнич. порядков, об их ист. обреченности. Сущность прогресса понимал идеалистически, выражение его видел прежде всего в развитии идей, в распространении просвещения, в "нравственном совершенствовании людей". Уже в первых курсах, пользуясь материалами истории прошлого, Г. смело выступил с кафедры ун-та против насилия над крепостным крестьянством, против николаевского деспотизма. Принимая диалектику Гегеля, отвергал реакц. черты его филос. системы; выступал против национализма, расизма, подчеркивал ист. роль славянства, необходимость изучения жизни народов Востока. Демократич. тенденции в творчестве Г., "пропаганда историей" послужили основой для сближения его с А. И. Герценом и Н. П. Огаревым, хотя Г. не вышел за рамки бурж.-либеральной ограниченности, не достиг уровня их материалистич. и революц. идей. В 1845 вышла в свет магистерская дисс. Г. "Волин, Иомсбург и Винета", в 1849 – докторская "Аббат Сугерий", в 1847–48 – обозрение "Ист. литература во Франции и Германии в 1847 г.", ряд рецензий на рус. ист. труды и др. В 50-е гг. начал работать над учебником всеобщей истории (частично опубл.). В 1843–44 Г. читал свой первый публичный курс, к-рый Герцен оценил как крупное обществ. событие, второй курс – в 1845–46, третий – в 1851 (опубл. в 1852).

Г. как историк-просветитель покорял аудиторию не только ораторским талантом и глубокой разработкой ист. проблем, но и идейной направленностью лекций. Он подчеркивал необходимость разработки истории народа, одного "из самых живых вопросов современной науки". С нищетой и "пауперизмом", с обезземеливанием крестьян, с восстаниями рабов и колонов связывал кризис поздней Рим. империи. Яркие картины феод. быта, рассказы о тяжкой судьбе рабов или франц. виланов наталкивали слушателей на сопоставление с рус. крепостнич. деревней. Проявляя интерес к истории ср.-век. города, Г. подчеркивал его внутр. социальные противоречия. С особым интересом изучал т. н. переходные эпохи. В лекциях 1845 отмечал неизбежность таких ист. периодов, когда противоречие "может быть уничтожено только насилием". В то же время опасался решит, революц. действий народа и, полемизируя с Белинским, отдавал предпочтение не якобинцам, а жирондистам. Крест. войну в Германии оценивал как крупнейшее выступление крестьян, с сочувствием говорил об их "ужасной участи" после поражения восстания, однако решит, характер действий восставших, радикализм идей Мюнцера смущали Г. Эта же противоречивость сказывалась в оценке роли гос-ва в развитии общества, в идеализации отдельных гос. деятелей, в попытках увидеть в рыцарстве и церкви силы, способные смягчить антагонизм между феодалами и крестьянами. В то же время Г. внимательно изучал конституц. формы правления, выступал против монархич. деспотизма, обличал католич. церковь, душившую просвещение и науку. В кон. 40-х гг. в условиях развития обществ. мысли в России и революц. событий на Западе Г. переживал творческий подъем. Возмущался расправой реакции с франц. пролетариями в 1848. Возросла полемичность лекций Г., усилилось внимание к проблемам социальной и экономич. истории, к народу, как создателю богатств "для немногих", борцу против нац. порабощения. С особой силой в пору реакции кон. 40-х гг. звучали слова Г. в защиту крепостного крестьянства, против принижения человеч. личности, против гонения на свободную мысль. "... Встречая Грановского на кафедре,– писал Герцен,– становилось легче на душе. "Не все еще погибло, если он продолжает свою речь",– думал каждый и свободнее дышал" (Собр. соч., 1956, т. 9, с. 122).

В 50-е гг. Г. не поступился основами своих передовых убеждений, хотя его идейные колебания усилились. Он стремился самостоятельно решить ряд теоретич. проблем. В речи 1-852 "О совр. состоянии и значения Всеобщей истории" Г. искал новые основы для своей методологии истории, оставаясь, однако, идеалистом; критиковал Гегеля за его "произвольное построение Всеобщей истории", поставил вопрос о влиянии естеств. условий на жизнь общества. В работе "О родовом быте у древних германцев" (1855), сохраняющей науч. значение и поныне, Г. полемизировал с нем. шовинистич. историографией; анализируя др.-герм, общину, подчеркивал общность развития различных племен. Чернышевский, вопреки дворянским и бурж. историкам, отрицавшим самостоятельность Г. как ученого, видел в нем оригинального исследователя, прокладывавшего новые путив науке, "просветителя своей нации". Герцен, создавший яркий образ Г. в "Былом и думах", отмечал, что кафедра Г. в свое время выросла "в трибуну обществ. протеста". Г. оказал большое влияние на развитие рус. история, науки.

Соч.: Соч., 4 изд., М., 1900; Письма Т. Н. Грановского, "Звеиья", 1935, [№] 5, 1936, [№] 6; Т. Н. Грановский–Герцену, "ЛН", т. 62, М., 1955; Лекции Т. Н. Грановского по истории средневековья, М., 1961.

Лит.: Станкевич А. В., Т. Н. Грановский. Биогр. очерк, в кн.: Т. Н. Грановский и его переписка, 2 изд., т. 1–2, М., 1897; Ветринский Ч. (В. Е. Чешихин), Грановский и его время, 2 изд., СПБ, 1905; Герцен А. И., Собр. соч., т. 2, 9, М., 1954–56; Чернышевский Н. Г., Соч. Т. Н. Грановского, Полн. собр. соч., т. 3, М., 1947; Нифонтов А. С, Россия в 1848 г., М., 1949; Косминский Ε. Α., Жизнь и деятельность Т. Н. Грановского, "Вестник Моск. ун-та", 1956, № 4; Данилов А. И., Т. Н. Грановский и нек-рые вопросы социальной истории раннего средневековья, "Уч. зап. Томского гос. ун-та", № 16, 1951; КертманЛ. Е., Эволюция ист. взглядов Т. Н. Грановского, "Науковї записки Київського державного ун-ту", т. 6, в. 1, 1947; Асиновская С. Α., Из истории передовых идей в рус. медиевистике (Т. Н. Грановский), М., 1955; Алпатов Μ. Α., Труды Т. Н. Грановского, в кн.: Очерки истории ист. науки в СССР, т. 1, М., 1955.

С. А. Асиновская. Москва.

Советская историческая энциклопедия