Зуев Василий Фёдорович

Зуев Василий Федорович - русский естествоиспытатель и путешественник, академик Петербургской Академии наук с 1787 г.
В.Ф. Зуев родился в 1754 г. в семье солдата Семеновского полка. О детстве его и первых годах жизни известно немного. В 1764 г. он поступил в академическую гимназию и проучился в ней около 4 лет. В 1767 г. сдал экзамены, получил в награду «За хорошие успехи и прилежание» несколько книг, был зачислен студентом Академии наук. Ещё будучи студентом, он участвовал в экспедиции П.С. Палласа. В экспедиции Зуев проводил самостоятельные исследования в отдалённых северных районах Сибири и на Полярном Урале. На лошадях и собаках были пройдены тысячи километров. Экспедиция Палласа по своим результатам была одной из самых ценных в России XVIII века. К сожалению, в подробных записках Палласа о его экспедиции очень мало написано о его спутниках. В.Ф.Зуев участвовал в экспедиции с 1768 по 1774 г. Он был зачислен в экспедицию с 14-ти лет – был самым младшим участником экспедиции. В 1770 г. Паллас направил Зуева в самостоятельную поездку от Челябинска на Нижнюю Обь. Экспедиция к «Ледяному морю», на Север продолжалась почти год. Из Челябинска Зуев на санях направился к Тобольску. 900 вёрст зимней дорогой добирался от Тобольска до старинного посёлка Берёзов. Он пробыл в Берёзове до июня 1771 г. Там он наблюдал за пролётом птиц, его подробные наблюдения впоследствии вошли в сочинения Палласа. Из Берёзова Зуев на лодке отправился к низовьям Оби, в расположенный у самого полярного круга Обдорск. Его сопровождали 6 казаков, стрелок и переводчик. Из Обдорска на оленях 600 вёрст к Карскому заливу. Из-за неточности карт маршрут усложнился. Зуев вёл подробный дневник путешествия. Оно продолжалось больше месяца. Через 125 лет П.П. Семенов-Тян-Шанский написал: «Первым путешественником, пересёкшим северный Урал на пути из Обдорска к Карской губе ещё в 1771 г., был состоявший при экспедиции Палласа студент Зуев». Об обратном маршруте из Берёзова до Красноярска сведений не сохранилось и о его работе можно узнать только из пересказа Палласа. Сохранились две рукописи: «Об оленях» и «Описание живущих в Сибирской губернии в Берёзовском уезде иноверческих народов-остяков и самоедов». Работа содержала 21 главу и описывала подробнейшим образом все особенности жизни этих народов. Особенно тщательно были описаны основные промыслы ненцев (самоедов) и хантов (остяков): звероловство, птицеловство, рыболовство. Одна из глав называлась: «О состоянии всей тамошней страны». По словам советского этнографа Г.Д. Вербова труд Зуева явился первым обстоятельным сочинением о ненцах и вторым (после Магницкого) о хантах. Этот труд может считаться замечательным памятником этнографической литературы XVIII века. Помимо поездки на Север, Зуев самостоятельно изучил Индерские горы и Алтай.
Экспедиция Палласа закончилась 30 декабря 1774 г. После возвращения в Петербург Зуев был командирован за границу для продолжения учёбы. В 1774 г Зуев был зачислен на медицинский факультет Лейденского университета, где преподавались также и естественные науки. Проучившись два года в Лейдене, Зуев был переведён в Страсбург. Страсбургский университет в то время имел репутацию одного из лучших университетов Европы. Преподавание велось на французском языке. Зуев занимался в Страсбурге естественными науками, посещал лаборатории, анатомический театр и изучал французский язык. Впоследствии он вёл переписку с Академией не на латинском, а на французском. В доказательство своих успехов Зуев посылал в Академию свои «пробные работы». По возвращении из-за границы Зуев представил диссертацию: «Idea meta-morphoseos insectorum ad caetera animalia applicata». Работа была представлена на получение звания адъюнкта. Однако академики дали на неё отрицательный отзыв. Звание адъюнкта Зуев получил за другую работу: «О переходе животных из одной страны в другую». В протокольных бумагах пояснено, что речь идёт о птицах, то есть рукопись посвящена перелётам птиц. Но во всех биографических очерках, посвящённых Зуеву, говорится, что звание адъюнкта он получил за работу о метаморфозе у насекомых. Работа о метаморфозе у насекомых содержала философские вопросы об общих закономерностях природы, причём эти вопросы рассматривались Зуевым не так, как считала официальная наука того времени. И хотя Зуев не затрагивал вопросы боготворения, он считал нужным подчеркнуть, что признание творящего начала лишает человека права отыскивать и изучать законы природы. Природа имеет единую материальную основу. Все тела природы сходны, животные и растения не составляют исключения. Говоря о связи между природными телами, Зуев решительно избегает слова «бог», заменяя его словом «природа». В XVIII веке все натуралистические трактаты, начиная с классических работ К. Линнея, были насыщены религиозной фразеологией. Академия не пропустила диссертацию за ее «еретические мысли». Отрицательный отзыв подписали Ф. Вольф, Паллас, Гильденштедт и Георги. Диссертация, написанная в 1779 г., находилась в неизвестности 175 лет. Она дошла до нас в рукописном виде в архиве Академии наук. Она по-иному оценивает личность автора – известного путешественника, трудолюбивого переводчика Палласа и Бюффона.
После утверждения в должности адъюнкта Зуев был прикомандирован к академику Палласу. Он получил задание - привести в порядок зоологический отдел Кунсткамеры. Зуев начал с рыб. Ихтиологические коллекции Кунсткамеры, благодаря экспедициям Стеллера, Крашенинникова, Лепехина, Палласа и других, были богатыми. Имелись в Кунсткамере и старые экспонаты Петровского времени. Многие экспонаты были без этикеток, многие виды рыб были не описаны или описаны неправильно. Зуев занимался приведением коллекций в порядок два года (1779–1781 гг.). Он описал два новых вида морских вьюнов из рода Blennius. Он описал также новый вид рыбы из рода Scarus (Scarus maxilosus). Ему принадлежат и описание рыбы, известной теперь, как зубатка (Anarrichus pantherinus), у местных жителей она была известна под названием «кусачка». Впоследствии, уже не работая в Кунсткамере, в 1788–1789 гг. Зуев описал новый вид электрического угря – гимнота и зародыша ската из академической коллекции. Работая в Кунсткамере, Зуев написал работу по анатомии ежа, его интересовала мышца, которая дает ему возможность свертываться в клубок. Работа была написана на латыни: «Anatome musculi subcutanei in Frinaceo europaeo Linn».
К концу XVIII в. Академические экспедиции обследовали многие части северной и средней России, Восточную и Западную Сибирь, обширные территории Южной России оставались неизученными, эти области были включены в границы Российской империи лишь недавно. В 1774 г. Россия получила от Турции право навигации по Черному морю, торговля по Черному морю была очень выгодна России. В 1776 г. были отправлены первые суда с товарами. В 1779 г. близ устья Днепра начал строиться новый город Херсон. Вопросы экономического развития Юга волновали и правительство, и общество. Освоение присоединенного края требовало его научного изучения. В 1774-1775 гг. в районе Кременчуга и нижнего Днепра работала экспедиция академика Гильденштедта. В 1781 г. Гильденшдедт скончался и экспедиционная деятельность Академии на Юге прекратилась. По инициативе директора Академии С.Г. Домашева было предложено послать на Черноморье экспедицию. Возглавил экспедицию адъюнкт В.Ф. Зуев. Был утвержден маршрут экспедиции: Петербург – Москва, Калуга, Тула, Орел, Курск, Харьков, Кременчуг, Херсон. Инструкцию для экспедиции написали опытные путешественники Лепехин и Паллас. Инструкция содержала 75 пунктов, ее представил на заседании конференции Лепехин 7 мая 1781 г. Программа исследований включала вопросы физической и экономической географии, естествоведения, сельского хозяйства, этнографии, археологии, медицины и другие вопросы. В XVIII веке такие многообразные задания (одному, по сути, исследователю) были возможны, потому, что специальности еще не дифференцировались. Экспедиции носили характер предварительной разведки. Такими же были ранние экспедиции Палласа, Лепехина, Гильденштедта. Экспедиция Зуева выехала из Петербурга 20 мая 1781 г. В ее состав кроме начальника В.Ф. Зуева входили еще 4 человека; студент Тимофей Кириаков – переводчик-ученик, Степан Бородулин – рисовальный ученик, Стрелок Дмитрий Денисов, академический солдат Иуда Дуев (для охраны). Экспедиции выдали так называемые подорожные с просьбой давать 7 лошадей «включить в ту подорожную, чтобы во время всего его проезда, где почтовых подвод не случится, даваны бы были ямские и уездные – везде беспрепятственно и за одинаковые прогоны». Только через 2 месяца после начала экспедиции (из Орла) Зуев пишет первое письмо в Академию, напоминая о необходимости своевременной высылки жалованья. Письмо было написано по-русски и возбудило негодование среди академиков. Из протокола заседания после получения письма: «когда кто-нибудь из Академии не в состоянии писать ей на одном из живых языков, понятном всем академикам, он по обычаю должен обращаться в Академию на латинском языке». Просьба о своевременной высылке жалования не была выполнена. В дальнейшем Зуев писал письма в Академию по-французски. Сразу же по выезде из столицы Зуев начал географические наблюдения. В своих путевых записях Зуев впервые в русской геологической литературе высказывает мысль о соединении Балтийского моря с Северным в один бассейн, а озёра Ладожское, Онежское и другие озёра рассматривает как реликтовые объекты. Изучая окаменелые раковины, считает их свидетельством того, что страна ранее была покрыта морем. В Москве Зуев посещает ботанический сад П. Демидова. В Калуге Зуев остаётся довольно долго, что даёт ему возможность подробно описать город и его историю. В Туле Зуев знакомится со знаменитым оружейным заводом. Из Тулы Зуев едет в Орёл. В Орле ему приходится задержаться из-за болезни (дизентерии). Из Орла он едет в Курск. В Курске он знакомится с губернатором Свистуновым, который много лет занимался краеведением и безрезультатно посылал свои наблюдения в Академию, о чём Зуев сообщает в письме Эйлеру. В Курске Зуев, наконец, получает первое сообщение из Академии. Из Курска Зуев выезжает в Белгород, там он знакомится с местными цыганами и составляет словарик цыганского языка. Из Белгорода экспедиция едет в Харьков. В Харькове Зуева очень удивляет обилие шинков и количество винокуренных заводов (267). Там он знакомится с местным изобретателем Захаржевским - изготовителем астрономических телескопов. В Харькове Зуев сталкивается с самодурством губернатора. Конфликт возник из-за нежелания обеспечить экспедицию лошадьми. После Харькова была Полтава. Зуев отмечает в своих записках, что в Полтаве сохранились земляные укрепления Петровского времени. Из Полтавы экспедиция прибыла в Кременчуг. В Кременчуге пришлось задержаться из-за финансовых трудностей. В Херсон Зуев направляет Кириакова, а сам с художником исследует Днепровские пороги. Ехать по правобережью Днепра пришлось на волах - « Лучше в Сибири ездить на собаках, чем в Малороссии на волах, которые по великодушию своему, что с плугом, что с тележкою равно ступают». У Днепровских порогов Зуев стал очевидцем работ по очищению Днепра для судоходства. Инициатором работ был купец Фалеев, С порогами справиться в то время не удалось, но для истории гидротехники эти сведения интересны. В эпоху Зуева на Днепре насчитывалось 16 порогов. Экспедиция полностью выполнила задания по маршруту, который закончился в Херсоне зимой 1781г. Но путешествия Зуева на этом не закончились. На русском фрегате он выехал в Константинополь и пробыл там 40 дней. Затем сухим путём вернулся в Херсон через европейскую Турцию, Болгарию, Валахию, Молдавию, Бессарабию. В апреле 1782 года Зуев отправился в Крым, но из-за междоусобиц между крымскими татарами был вынужден через три месяца вернуться. В октябре 1782 года экспедиция вернулась в Петербург. Годы экспедиции были для Зуева очень тяжёлыми: Академия не уделяла экспедиции должного внимания, деньги высылались нерегулярно. Ответов на многочисленные письма не было. Часто он страдал от самодурства местных начальников и не получал поддержки на местах. Через пять лет после окончания экспедиции была напечатана книга Василия Фёдоровича Зуева «Путешественные записки от Петербурга до Херсона в 1781-1782 гг». Через два года книга была переведена на немецкий язык и издана в Лейпциге. Драгоценным дополнением к книге могут служить подробные письма, посланные им из экспедиции. Сохранилось 15 писем. В путевых письмах упомянуты имена многих талантливых самородков - людей из простого народа - калужан, туляков, харьковчан, даются красочные описания 27 русских городов, и приводятся многие интересные подробности.
После возвращения Зуева из путешествия на Юг, он в конце 1783 г был приглашён на педагогическую работу. Это было время реформ народного образования в России. Была учреждена комиссия во главе с педагогом Янковичем де-Мириево. Комиссия искала специалистов, в числе которых и оказался В.Ф. Зуев. Его привлекли для написания учебника по естественной истории и подготовки учителей для преподавания естественной истории. Зуев охотно принял предложение и приступил к работе, не испросив разрешения у президента Академии Е.Р. Дашковой, чем вызвал её гнев. 17 февраля 1784 года Дашкова издала приказ об «исключении адъюнкта В.Ф. Зуева с академической службы, хотя с сожалением, но для примеру другим». В защиту Зуева выступил Паллас. Ему пришлось обратиться за содействием к императрице. 4 марта 1784 г был издан указ, по которому работникам Академии разрешалось совмещать свою работу с педагогической деятельностью. После длительных и скандальных заседаний справедливость была восстановлена, и дело об исключении Зуева 18 марта 1784 г было закончено. Зуев получил предложение преподавать в Главном народном училище, читать лекции в Учительской семинарии и написать учебник по естественной истории для народных училищ. Учебник Зуева «Начертание естественной истории» был напечатан в 1786 г. Учебник вышел в двух томах. Первый том включал два отдела: «Ископаемое царство» и «Прозябаемое царство». Второй том включал «Животное царство». Учебник Зуева обслуживал школу сорок лет (1786-1828). Этот учебник определил целую эпоху. Он был написан очень образным хорошим русским языком. Конечно, многие сведения кажутся курьёзными в наше время: «Медведь лежит всю зиму, питаясь жиром, высасываемым из лап», а иногда смешными: «У совы нос покляпой без переносья, как у орла». С научной точки зрения сведения Зуева о животных и растениях отличаются достоверностью, они были на уровне науки XVIII века. Педагогическая деятельность отвлекала его от работы в Академии наук. Описание его путешествия на Юг выходят с большим опозданием только в 1787 г. За два года Зуев сделал лишь один доклад в Академии в 1785 г. на французском языке: «Reflexions sur le Territoire Taurique et ses environs”, напечатанный в 1788 г. После выхода «Путешественных записок», Зуев, наконец, был избран академиком. Его адъюнктура продолжалась 8 лет. В 1787 г Зуев написал несколько оригинальных статей и переводов, опубликовав их в научно-популярном журнале; «Новые ежемесячные сочинения». 11 октября 1790 г. Зуев прочитал свой последний доклад: «О двух видах мурен». Он занимался также переводом «Естественной истории» Бюффона.
Он был ещё молод, но здоровье его резко ухудшилось. С 1791 года он не мог больше работать.
Умер В.Ф. Зуев в возрасте сорока лет 7 января 1794 года. Портрета его не сохранилось.
Зуев был крупным учёным и просветителем XVIII века, он не сделал каких либо выдающихся открытий, но внёс большой вклад в дело научного познания нашей страны.

В фондах библиотек сети БЕН РАН имеются следующие работы:
1. Zuyef, Basilio.Petrefacta ignota Nova Acta Academiae Scientiarum Imperialis Petropoli-tanae.-Petropolis, 1788.- T. 3 (1785). С. 274-276.
2. Zuyef, Basilio. Descriptio Characis Leucometopontis Nova Acta Academiae Scientiarum Imperialis Petropolitanae.-Petropolis, 1789. - T.4 (1786). C. 275-278.
3. Zuyef, Basilio. Echeneidis nova species Nova Acta Academiae Scientiarum Imperialis Petropolitanae.Petropolis,1789. - T. 4 (1786). C. 279-283.
4. Zuyef, Basilio. Foetus squali singularis Nova Acta Academiae Scientiarum Imperialis Petropolitanae. Petropolis, 1789. - T. 5 (1787). C. 239-242.
5. Zuyef, Basilio. Gymnoti nova species Nova Acta Academiae Scientiarum Imperialis Pe-tropolitanae –Petropolis, 1789. - T. 5 (1787). C. 269-273.
6. Zuyef, Basilio. Biga muraenarum, novae Species descriptae Nova Acta Academiae Sci-entiarum Imperialis Petropolitanae .-Petropolis, 1793. - T. 7 (1789). C. 296-301.

Список использованной литературы
7. Молявко Г.И.,Франчук В.П.,Куличенко В.Г. Геологи,географы; ,биогр. Справочник.-Киев: Наукова Думка, 1985. С. 112-113.
8. Райков Б.Е. Академик Василий Зуев, его жизнь и труды. Естествоиспытатль и путешественник, 1754-1794. К двухсотлетию со дня рождения. М.- Л.,Изд-во Акад. наук СССР, 1955.
9. Фрадкин Н.Г.Путешествия И.И. Лепёхина, Н.Я. Озерецковского, В.Ф. Зуева. М. Географгиз, 1948.


http://heritage.benran.ru/toperson?531