0

Набоков Владимир Дмитриевич

Владимир Дмитриевич Набоков


Владимир Дмитриевич Набоков

Набоков Владимир Дмитриевич (21 июля 1869, Петербург, – 28 марта 1922, Берлин). Потомственный дворянин, сын Д.Н. Набокова – министра юстиции при Александре II. Окончил юридический факультет Петербургского университета. В 1894 – 99 на службе в Государственной канцелярии при Государственном совете, камер-юнкер. Одновременно (с 1895) профессор уголовного права в Училище правоведения. Секретарь Санкт-Петербургского юридического общества при университете. Автор учебника, статей по уголовному праву, редактор газеты "Право". Гласный петербургской Городской думы. Как приверженец либерального движения выступил против еврейского погрома в Кишинёве. В 1904 за свои политические убеждения лишён придворного звания камер-юнкера. Член "Союза Освобождения", ЦК кадетской партии с момента её образования (октябрь 1905); издатель-редактор печатного органа партии – журнала "Вестник Партии Народной Свободы", соредактор газеты "Речь".
Член 1-й Государственной Думы; за подписание Выборгского воззвания, призывавшего население к гражданскому неповиновению, отбыл трехмесячное заключение в петербургских "Крестах". В первую мировую войну офицер ополчения (июль 1914 – сентябрь 1915), делопроизводитель в Главном Штабе в Петрограде. Считая, что во время войны по своему служебному положению он должен быть вне политической и партийной жизни, Набоков "следил за нею только извне как сторонний наблюдатель" (Набоков В.Д., Временное правительство, в сборнике: Архив русской революции, т. 1, М., 1991, с. 12).
В дни Февральской революции 1917 отношение Набокова к своему месту в политике изменилось. Утром 2 марта по просьбе сослуживцев он "сказал краткую речь, смысл которой "заключался в том, что деспотизм и бесправие свергнуты, что победила свобода, что теперь долг всей страны её укреплять, что для этого необходима неустанная работа и дисциплина" (там же, с. 14). Уволившись с прежней службы, активно включился в формирование и работу центральных органов новой власти. 3 марта, сославшись на свою неподготовленность, отказался от поста финляндского генерал-губернатора и был назначен управляющим делами Временного правительства; считал, что этот пост "приобретал особое значение. Здесь... предстояло создать твёрдые внешние рамки правительственной деятельности, дать ей правильную однообразную форму. Разрешить целый ряд вопросов, которые никого из министров в отдельности не интересовали" (там же, с. 23-24). Иначе описывает реакцию Набокова на это назначение И.И. Петрункевич: "Он сам не только удивился этому, но и огорчился: он не мог скрыть от меня, что не без чувства обиды перенёс такую оценку его способностей" (Думова Н.Г., Кадетская партия в период первой мировой войны и Февральской революции, М., 1988, с. 101).
3 марта вместе с бароном Б.Э. Нольде составил акт отречения великого князя Михаила Александровича, в котором не исключалась возможность восстановления монархического строя с санкции Учредительного Собрания. Набоков считал, что восшествие Михаила Александровича на престол невозможно, так как противоречит закону о престолонаследии. С другой стороны, "если бдинастия удержалась на троне, власть и её престиж были бы сохранены. Но я не вижу, каким образом это могло бы удасться Временному правительству без монарха" (Набоков В.Д., указанное сочинение, с. 62). Набоков был убеждён, "что одной из основных причин революции было утомление войной и нежелание её продолжить" (там же, с. 41). Весной Набоков старался убедить П.Н. Милюкова в том, "что трёхлетняя война осталась чуждой русскому народу, что он ведёт её нехотя, из-под палки, не понимал ни значения её, ни целей, что он ею утомлён, что в том восторженном сочувствии, с которым была встречена революция, сказалась надежда, что она приведёт к скорому окончанию войны" (там же, с. 61). Но позднее, 2 сентября, Набоков выступил в петроградской Городской думе в защиту смертной казни за антивоенную пропаганду. По мнению А.В. Тырковой, "из всех его речей это была самая мужественная. Как юрист, как либеральный правовед и гуманист, он был убеждённый противник смертной казни... Но в эти поворотные решающие для России месяцы он понял, что спасти армию, вести дальше войну до победного конца можно только при суровой дисциплине, и он имел смелость сказать это во всеуслышание" (Думова Н.Г., Кончилось ваше время, М., 1990., с. 180). Вошёл в состав Комиссии по выработке закона об Учредительном Собрании. С конца марта член Юридического совещания для предварительных юридических заключений по "мероприятиям Временного правительства, имеющим характер законодательных актов", позже также член Комиссии по пересмотру и введению в действие Уголовного Уложения.
В дни Апрельского кризиса сочувственно отнёсся к предложению левого кадета Н.В. Некрасова пойти на коалицию с эсеро-меньшевиками и на компромисс с Советами. В период Июльского кризиса выступил в ЦК партии кадетов против решения о разрыве правительственной коалиции и отставки министров-кадетов. Набоков был в числе тех, кому А.Ф. Керенский предложил войти в правительство в качестве "частных лиц", однако соглашение не состоялось. По мнению М.М. Винавера, Набоков "в дни Временного правительства являлся излюбленным для левых, в частности для Керенского, кандидатом из кадетов" (Думова Н.Г., Кадетская партия в период первой мировой войны и Февральской революции. М., 1988., с. 182). В августе Набоков пришёл к выводу о неспособности Временного правительства вывести страну из кризиса; на заседании ЦК партии кадетов накануне московского Государственного совещания заявил, что "военная диктатура и буржуазное министерство – это последние судороги, чтобы спасти существование государства" (Думова Н.Г., Кончилось ваше время. М., 1990., с. 242). Выступая на Государственном совещании, выдвинул платформу, фактически повторявшую все требования Л.Г. Корнилова. После провала корниловского выступления и отъезда в Крым Милюкова Набоков "принимал деятельное участие в этом последнем фазисе существования Временного правительства... фактически стоял во главе Центрального Комитета" (Набоков В.Д., указанное сочинение, с. 79). На совещании 22 – 25 сентября в Зимнем дворце по вопросам организации власти выступил за создание Предпарламента только как совещательного органа. В октябре в составе кадетской фракции вошёл в Предпарламент (Временный Совет Российской Республики): член Совета старейшин, товарищ председателя комиссии по иностранным делам и товарищ председателя Предпарламента. По заданию ЦК партии кадетов М.С. Аджемов и Набоков вступили в переговоры с лидерами эсеров и меньшевиков (А.Р. Гоцем, Ф.И. Даном, М.И. Скобелевым), преследуя "совершенно определенную цель – укрепление Временного правительства в его борьбе с большевизмом" (там же, с. 79).
После победы Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде Набоков вместе с С.В. Паниной и В.А. Оболенским вошёл от кадетской фракции Городской думы в Комитет спасения Родины и Революции. "Но увы, – вспоминал он, – только в самые первые дни можно было предаваться иллюзиям и думать, что Городская дума вместе с Комитетом спасения смогут стать каким-то организующим центром, который окажет большевикам организованное сопротивление. Очень скоро стало ясно, что никакой организованной силы в их распоряжении не имеется" (там же, с. 87). В ноябре как товарищ председателя принимал участие в возобновившей свою работу комиссии по выборам в Учредительное Собрание; на одном из её заседаний, проходившем под председательством Набокова, комиссия постановила "безусловно игнорировать СНК, не признавать его законной властью и ни в какие отношения с ним не вступать" (там же, с. 93). 23 ноября декретом СНК комиссия была распущена, её члены, в том числе Набоков, арестованы и помещены в Смольный. Освобождён 28 ноября. Утром 29 ноября Набоков прочёл "декрет, ставящий партию конституционных демократов вне закона и предписывающий арест её руководителей" (там же, с. 96). Вечером того же дня он выехал к семье в Гаспру (Крым), возможно, не зная, что избран единственным кадетом – членом Учредительного Собрания по Петроградской губернии.
С 15 ноября 1918 министр юстиции Крымского краевого правительства С.С. Крыма. С 15 апреля 1919 в эмиграции; издавал с Милюковым в Лондоне журнал "New Russia". Затем их политические позиции разошлись. В 1920 переехал в Берлин: член и председатель различных русских эмигрантских организаций, соредактор газеты "Руль". Погиб при покушении на Милюкова, бросившись на террориста и пытаясь обезоружить его.

Сочинения: Испытания дипломата, Стокгольм, 1921; Временное правительство, М., 1991.

Литература: Нольде Б.Э., В.Д. Набоков в 1917 г., в сб.: Архив русской революции, т. 7, М., 1991.

А.Л. Федоренко.

Политические деятели России 1917

Книги (2)
Нет ни одного отзыва