0

Плевако Федор Никифорович

Ф. Н. Плевако.


Ф. Н. Плевако.

Плевако Фёдор Никифорович (1842, Троицк Оренбургской губернии — 1908, Москва), юрист, адвокат, судебный оратор, действительный статский советник. Сын дворянина и крепостной киргизки. Окончил 1-ю Московскую гимназию (1859) и юридический факультет Московского университета (1864). Служил стажёром в Московском окружном суде, с 1866 в присяжной адвокатуре: помощник присяжного поверенного, с октября 1870 присяжный поверенный округа Московской судебной палаты. Вскоре приобрёл известность как выдающийся адвокат и судебный оратор, не имеющий себе равных в России. Сама фамилия Плевако стала синонимом адвоката высочайшего класса. В качестве защитника, гражданского истца или частного обвинителя Плевако участвовал в самых громких уголовных процессах последней трети XIX — начала XX вв. В 1900 по просьбе художников В.И. Сурикова, В.Д. Поленова и других взял на себя защиту обвинённого в финансовых злоупотреблениях С.И. Мамонтова и выиграл дело, доказав, что его подзащитный, хотя и допустил растрату, но корысти не имел. Плевако выступал защитником и на политических процессах: об избиении мясниками Охотного ряда участников студенческой манифестации в Москве (1878), о сопротивлении властям крестьян села Люторичи Тульской губернии (1880), по делу руководителей Морозовской стачки 1885 П.А. Моисеенко и В.С. Волкова (1886), князя В.П. Мещерского (1904) и др. Невзрачный внешне, с «пришепётывающим» голосом, Плевако поражал слушателей своей искренностью, эмоциональной мощью, ораторской изобретательностью и выразительностью слова. По свидетельству А.Ф. Кони, Плевако идеально владел трояким призванием защиты: «убедить, растрогать, умилостивить». Плевако никогда заранее не писал своих речей, но нередко записывал их после суда по просьбам друзей или судебных репортёров. С юношеских лет Плевако тяготел к общественной и политической деятельности, однако стойких убеждений никогда не имел. В 1872 он привлекался к дознанию по делу о «тайном юридическом обществе» (которое, по мнению властей, имело цель «знакомить студентов и вообще молодых людей с революционными идеями») и состоял под негласным надзором полиции. Сторонясь в дальнейшем всякой революционности, Плевако неуклонно отстаивал принципы законности и равенства всех перед судом, обличал в своих речах произвол и злоупотребления духовных лиц, полицейских чинов, «беззастенчивую эксплуатацию» крестьян землевладельцами и «белых невольников»-рабочих предпринимателями. На «морозовском процессе» 1886 Плевако обвинял фабричную администрацию в «беззаконии» и оправдывал стачку как протест рабочих «против бесправного произвола».

Плевако с восторгом встретил Манифест 17 октября 1905 и обратился к В.А. Маклакову с просьбой записать его в партию кадетов, однако последний отказал, посчитав личность Плевако несовместимой с какой-либо партийностью. После этого отказа Плевако вступил в партию октябристов и в 1907 был избран членом Московского ЦК «Союза 17 октября», в том же году — депутатом 3-й Государственной думы от Москвы, членом думских комиссий по государственной обороне, законодательных предположений, церковной и др. В Думе Плевако проявил себя как политик-дилетант, призывами заменить «песни о свободе песнями свободных рабочих, воздвигающих здание права и свободы», повергал в недоумение своих коллег по фракции октябристов и друзей по адвокатуре. В личности Плевако сочетались цельность и размашистость, типичный для «шестидесятников» нигилизм и религиозность (Плевако — любитель и знаток церковного пения), простота в быту и разгульное барство (Плевако устраивал «лукулловы пиры» на специально зафрахтованных пароходах от Нижнего Новгорода до Астрахани). Беря огромные гонорары с состоятельных клиентов, Плевако безвозмездно защищал крестьян села Люторичи (кроме того, оплатил расходы по содержанию всех 34 подсудимых за три недели судебного разбирательства). Дом Плевако — один из центров общественной и культурной жизни Москвы конца XIX — начала XX вв., где собирались многие литераторы, адвокаты, художники, артисты, музыканты (в их числе М.А. Врубель, К.А. Коровин, К.С. Станиславский, М.Н. Ермолова, Ф.И. Шаляпин и др.). В 1885 Плевако участвовал в издании газеты «Жизнь», в 1890-х гг. постоянный сотрудник газеты «Московский листок» (литературный псевдоним — Богдан Побережный).

Плевако владел многоквартирным доходным домом на Новинском бульваре. В последние годы жизни был товарищем председателя Московского общества призрения, воспитания и обучения слепых детей, почётным членом попечительного совета московского Комиссаровского технического училища, членом Комитета для содействия устройству студенческих общежитий имени императора Николая II. Похоронен на Ваганьковском кладбище.

Сочинения: Речи, т. 1—2, М., 1909—10; Избранные речи, М., 1993.

Литература: Доброхотов А.М., Слава и Плевако, М., 1910; Маклаков В.А., Ф.Н. Плевако, М., 1910; Подгорный Б.А., Плевако, М., 1914; Вересаев В.В., Воспоминания, М.-Л., 1946; Кони А.Ф., Князь А.И. Урусов и Ф.Н. Плевако, Собр. соч., т. 5, М., 1968; Троицкий Н.А., Корифеи русской адвокатуры первого призыва, «Советское государство и право», 1985, № 2 и 9; Смолярчук В.И., Адвокат Ф. Плевако, Челябинск, 1989.

Н.А. Троицкий.

Энциклопедия «Москва»

Аудиокниги (1)
Нет ни одного отзыва