0

Авксентьев Николай Дмитриевич

Николай Дмитриевич Авксентьев


Николай Дмитриевич Авксентьев

Авксентьев Николай Дмитриевич 29 ноября 1878, Пенза, – 1943, Нью-Йорк). Родился в дворянской семье. Учился в Московском университете. Возглавлял студенческий союз объединённых землячеств, исключён в 1899 за участие в студенческой забастовке. Те, кто близко знал Авксентьева, отмечали у него стремление к лидерству уже в молодости. В 1900 уехал в Германию и там завершил образование; написав диссертацию по И. Канту и Ф. Ницше, получил звание доктора философии в Галле (Авксентьев Н., Сверхчеловек, Санкт-Петербург, 1906). Придерживался неонароднических взглядов; в начале 1900-х годов – один из создателей и идеологов партии эсеров, член её ЦК с 1907. Участник Революции 1905 – 07 (Москва; затем член, вице-председатель Петербургского Совета РД), был сослан в Обдорск, в 1907 бежал, эмигрировал. В Париже один из редакторов центрального органа эсеров "Знамя Труда", сотрудник ряда журналов. Возглавляя правое крыло партии, защищал легальность и отказ от террора. Во время первой мировой войны участвовал в оборонческих изданиях эсеров "За рубежом", "Новости" и вместе с Г.В. Плехановым и другими в журнале "Призыв". В сентябре 1915 Авксентьев в Лозанне руководил совещанием меньшевиков и эсеров, которое высказалось за активное участие трудящихся России в обороне страны и осудило стачки на предприятиях и транспорте, работающих на нужды войны, как акт "национальной измены" ("Россия и Свобода", 1915, 10 сентября). Авксентьев содействовал созданию добровольческих отрядов из российских политэмигрантов.
После Февральской революции 1917 вернулся (апрель) в Россию. Был кооптирован в Петроградский комитет ПСР, от него введён в Исполнительный комитет Петроградского Совета РД. 3 мая на объединённом заседании ПК, Областного комитета Северной области, Бюро фракции ПСР Петроградского Совета РД выступил с докладом, в котором настаивал на участии эсеров в коалиционном Временном правительстве. На 1-м Всероссийском съезде крестьянских депутатов (4 – 28 мая, Петроград) Авксентьев, по словам члена ЦК ПСР Н.Л. Быховского, "самый правый оборонец среди эсеров" (Быховский Н.Я., Всероссийский Совет крестьянских депутатов. 1917 г, М., 1929, с. 50), был избран председателем Исполкома Всероссийского Совета крестьянских депутатов.
Отношению партии к Временному правительству, Советам Авксентьев посвятил доклад 29 мая на 3-м съезде ПСР. Он говорил: «В этом перевороте участвовала как внедумская Россия, ...так и Россия цензовая... и это сделало движение ещё более быстрым, ещё более победоносным... Этот натиск был общенациональный... Хотя основной силой революции явилась Россия не думская, а революционно-демократическая, но к моменту переворота более организованной оказалась Россия думская... Россия внедумская оказалась достаточно сильной... чтобы определить сферу действий Временного правительства, но недостаточно сильной, чтобы гарантировать организацию власти... Временное правительство всё более и более теряло свой авторитет... И вот перед социалистическими организациями и организациями революционно-демократическими стал вопрос – как реорганизовать эту власть, как создать ту сильную революционную власть, которая свои силы почерпала бы в доверии и поддержке широких слоев демократии?..
Первое предложение было такое: передача власти Советам... и выставление своего единого Временного правительства, взятого извнутри этих организаций. Второе предложение... включение в это Временное правительство известного количества социалистов... Как аргументировали социал-демократы–большевики своё предложение? Они говорили: "Революция идёт вперёд, мы должны её развивать, ...если мы хотим делать это быстро, мы должны передать власть Совету РСД". Я полагаю, что такая точка зрения в той исторической обстановке, которую мы переживаем, не выдерживает критики… Демократия является той двигающей силой, которая у нас определяет все жизненные стремления и настроения страны. Но... революционная демократия не является такой силой, которая могла бы гарантировать страну от контрреволюции... Ещё нужно пройти длительный процесс самоорганизации демократии, нарастания творческих, организующих сил…прежде чем она может позволить себе роскошь откинуть все другие слои, которые шли вместе с ней в завоевании свободы, и может остаться действительно одна. При таких методах действия, при такой тактике, какую рекомендуют социал-демократы–большевики, которые говорят о захвате власти Советом, ...мы стоим перед опасностью того максимализма, той поспешности революционного созидания, которые рискуют изолировать революционную демократию, рискуют отбросить те слои, которые идут вместе с ней, и пробудить контрреволюционное чувство... Когда завоёванная революция недостаточно закреплена, рискованно создавать ту пропасть между отдельными силами... в которой может погибнуть и смысл русской революции... В этих спорах сказываются две точки зрения. Одна, которая говорит: "Захватывай, что можешь; а что удержишь, – потом видно будет". Другая точка зрения: "Захватывай то, что можешь удержать; каждую новую позицию сначала закрепляй" ...Мы имеем колоссальное число мещанства, мелкой буржуазии, которая таким захватом власти будет брошена в лагерь контрреволюции... Что говорит Временное правительство?.. "Вот вам портфели, берите их"... Здесь вопрос о тактике... а не о революционном акте, которого, как говорят большевики, "мелкобуржуазные меньшевики и социалисты-революционеры боятся". Тут бояться нечего, так как и никакого революционного акта тут нет. Власть можно взять, раз нам заявляют – берите... Если социалисты, если революционные демократические организации не решали взять всю власть в свои руки, то только во имя того, что необходимо идти не с буржуазией, а с большими, широкими слоями, с мелкой буржуазией, с крестьянством, что дало бы время организовать всё более и более революционные кадры этой революционной демократии и в нужный момент обеспечило бы наибольшее единство сил» ("3-й съезд ПСР", П., 1917, с. 208 – 12). На съезде Авксентьев вновь вошёл в ЦК партии.
6 июня от имени Исполкома Всероссийского Совета крестьянских депутатов приветствовал 1-й Всероссийский съезд Советов РСД; отметив, что российская революционная демократия состоит из рабочих, солдат и трудового крестьянства, сказал: "Если мы хотим действительно положить в основу нового революционного творчества крепкий фундамент, мы должны думать об объединении этого тройного течения единой по своим заданиям и по своим целям русской революционной демократии" ("1-й съезд Советов", т. 1, с. 161).
Во время Июльских событий вошёл в комиссию, образованную Временным правительством, Бюро ВЦИК и Исполкомом Всероссийского Совета крестьянских депутатов, которая организовывала мероприятия для "восстановления и поддержания революционного порядка в Петрограде". 7 июля на объединённом заседании ВЦИК и Исполкома Всероссийского Совета крестьянских депутатов приветствовал вызванных с фронта представителей верных войск: "Вы пришли сюда для возобновления порядка. Мы знаем, что вы не пойдёте ни на какие провокации" ("Революция 1917", т. 3, с. 158 – 59). 8 июля вошёл в особую комиссию, которая совместно с военными властями решала вопросы о расформировании революционных воинских частей. 13 июля А.Ф. Керенский просил объединённое заседание ВЦИК и Исполкома Всероссийского Совета крестьянских депутатов поддержать идею созыва в Москве Государственного совещания. Авксентьев заявил: "Мы не можем медлить с самыми решительными мерами и должны определённо продиктовать свою волю... Довольно дискуссий. Настало время действий... Мы должны провести в жизнь диктатуру революционной демократии" (там же, с. 178).
24 июля было сформировано 2-е коалиционное Временное правительство, в котором Авксентьев стал министром внутренних дел. О причинах своего вступления в правительство он заявил на заседании Исполкома Всероссийского Совета крестьянских депутатов : "В настоящий момент нам надо провести в сознание масс необходимость жертвы – всё для спасения революции..." (там же, с. 215). 4 августа на открывшемся съезде губернских комиссаров и представителей губернских общественных комитетов выступил с программной речью, в которой, в частности, сказал: "При организации власти на местах должно быть обращено главное внимание на укрепление её в лице комиссаров, проводящих волю центрального правительства" (там же, том 4, с. 17). Выступая 12 августа на Государственном совещании, смысл деятельности министерства видел в подготовке "законов, касающихся органов самоуправления", в стремлении "узаконить новую общественность во всех формах её местного проявления", в "скорейшем проведении в жизнь этой единой, основанной на законе, формы самоуправления" (Государственное совещание", с. 18).
Отставка Авксентьева была подписана 2 сентября, что не помешало ему оказывать всемерную поддержку Директории и уверять партийную общественность, что "социалисты находились (и находятся) в правительстве на положении диктующих" (см.: Серебрянский 3., От керенщины к пролетарской диктатуре. Очерки по истории 1917 года, М.–Л., 1928, с. 18). Он отверг предложение В.И. Ленина о компромиссе – "ответственное перед Советами правительство из эсеров и меньшевиков" (Ленин В.И., ПСС, том 34, с. 135). "Организация власти возможна лишь при условии соблюдения широкой коалиции, не исключая коалиции с революционной буржуазией", – заявил Авксентьев, выступая во ВЦИК ("Дело Народа", 1917, 7 сентября). Кадетская "Речь" 7 сентября одобрительно отозвалась о позиции Авксентьева подчеркнув "антибольшевизм" оратора.
Авксентьев участвовал в работе Всероссийского Демократического совещания (14 – 22 сентября); стал председателем Временного Совета Российской Республики (Предпарламента). 7 октября на его 1-м заседании свою речь посвятил единению правительства с представителями "организованных сил русского народа", резко критиковал левых радикалов, сеющих смуту (см.: Вестник Временного Правительства, 1917, 8 октября).
Осенью Авксентьев уделил много внимания подготовке к выборам в Учредительное Собрание: выезжал в местные организации, выступал на митингах, стремился использовать Советы крестьянских депутатов в борьбе за кандидатов ПСР. Повсеместно Авксентьева встречали радушно, «русокудрявого, жёлтоштиблетного и вместе с тем столь"селянского", что, как смеялись в партии, он даже извозчика на улице нанимал не иначе, как "от имени стомиллионного русского крестьянства» (Мстиславский С., Пять дней, Берлин – Петроград – Москва, 1922, с. 147 – 48). Как и В.М. Чернов, Авксентьев был выдвинут в 5 округах (Керенский и М.А. Спиридонова – в 4, А.Р. Гоц – в 3, Е.К. Брешко-Брешковская – в 2). Избран в члены Учредительного Собрания (по списку эсеров от Пензенского избирательного округа). 24 октября на заседании Предпарламента выступил одним из инициаторов резолюции ("формулы перехода”), осуждающей вооруженное восстание и требующей от Временного правительства немедленного принятия "декрета о передаче земель в ведение земельных комитетов и предложения союзникам провозгласить условия мира и начать мирные переговоры" ("Речь", 1917, 25 октября). Вечером 24 октября совместно с Ф.И. Даном и Гоцем в беседе с Керенским, настаивая на необходимости осуществления этих мер, Авксентьев подчёркивал, что тем самым удастся вырвать из рук большевиков "самое сильное оружие их влияния на массы" ("Новая Жизнь", 1917, 25 октября).
В ходе Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде в ночь на 26 октября участвовал в организации Комитета спасения Родины и Революции. По свидетельству английского военного атташе генерала А. Нокса, встретившегося с Авксентьевым, как членом комитета 26 октября, он был уверен, что большевики продержатся "не более двух дней" (см.: Минц И.И., История Великого Октября, 2 издание, том 3, М., 1973, с. 113). Являлся одним из руководителей "Союза защиты Учредительного Собрания". В декабре был арестован и заключён в Петропавловскую крепость, с помощью левых эсеров освобождён.
В марте 1918 участвовал в создании "Союза возрождения России", затем в подготовке антисоветского выступления Чехословацкого корпуса. На Уфимском государственном совещании в сентябре избран председателем Временного Всероссийского правительства (Директории), после переворота в Омске (18 ноября) был арестован колчаковцами и выслан в Китай. В 1919 приехал в Париж. Выступал против решения 9-го Совета эсеров отказаться от вооруженной борьбы с большевиками, считал политику центра во главе с Черновым преступной. В 1920 – 40 вёл активную деятельность в различных эмигрантских организациях, издавал журнал "Современные Записки", сотрудничал в других изданиях. В 1940, перед оккупацией гитлеровскими войсками Франции, уехал в Нью-Йорк, выпускал журнал "За Свободу".

Ю.Ю. Фигатнер.

Политические деятели России 1917

Книги (1)
Нет ни одного отзыва