0

Дашкова Екатерина Романовна

     Дашкова Екатерина Романовна

Дашкова (княгиня Екатерина Романовна) — президент Российской академии. Родилась 17 марта 1743 г. в СПб. (дочь гр. Р. Илларионовича Воронцова). Воспитывалась в доме дяди, вице-канцлера Мих. Ил. Воронцова. “Превосходное”, по понятиям того времени, воспитание ее ограничивалось обучением новым языкам, танцам и рисованию. Только благодаря охоте к чтению, Д. сделалась одной из образованнейших женщин своего времени. Любимые писатели ее были Бэль, Монтескье, Буало и Вольтер. Поездки за границу и знакомство с знаменитыми писателями много способствовали ее дальнейшему образованию и развитию. С ранних лет Д. постоянно занимали вопросы политики. Еще в детстве она рылась в дипломатических бумагах своего дяди и следила за ходом русской политики. Время интриг и быстрых государственных переворотов способствовало развитию в ней честолюбия и желания играть историческую роль. До некоторой степени Д. это и удалось. Знакомство с вел. кн. Екатериной Алексеевной (1758 г.) и личное к ней расположение сделало Д. преданнейшей ее сторонницей. Их связывали также и литературные интересы. Окончательное сближение с Екатериной произошло в конце 1761 г., по вступлении на престол Петра III. Задумав государственный переворот и, вместе с тем, желая до времени оставаться в тени, Екатерина избрала главными союзниками своими Гр. Гр. Орлова и княгиню Д. Первый пропагандировал среди войск, вторая — среди сановников и аристократии. Благодаря Д., были привлечены на сторону императрицы гр. Н. И. Панин, гр. К. Г. Разумовский, И. И. Бецкий, Барятинский, А. И. Глебов, Г. Н. Теплов и др. Когда переворот совершился, другие лица, против ожиданий Д., заняли первенствующее место при дворе и в делах государственных; вместе с тем охладели и отношения императрицы к Д. Некоторое время спустя после смерти своего мужа, бригадира кн. Мих. Ив. Дашкова (1764), Е. Р. провела в подмосковной деревне, а в 1768 г. предприняла поездку по России. В декабре 1769 года ей разрешено было заграничное путешествие. Д., в течение 3-х лет, посетила Германию, Англию, Францию, Швейцарию, часто виделась и беседовала с Дидро и Вольтером. 1775 — 1782 гг. она снова провела за границей, ради воспитания своего единственного сына, окончившего курс в эдинбургском унив. В Англии Д. познакомилась с Робертсоном и Адамом Смитом; она снова посетила Париж, Швейцарию и Германию, а также Италию. В это время отношения ее к императрице несколько улучшились. Д. было предложено место директора спб. академии наук и художеств. По мысли Д. была открыта российская академия (21 окт. 1783 г.), имевшая одною из главных целей усовершенствование русского яз.; в ней кн. Д. была первым президентом. Новое неудовольствие императрицы Д. навлекла напечатанием в “Российском. Театре” (издававшемся при Академии) трагедии Княжнина “Вадим” (1795). Трагедия эта была изъята из обращения. В том же 1795 г. Д. выехала из СПб. и жила в Москве и подмосковной своей деревне. В 1796 г., тотчас по восшествии на престол, имп. Павел устранил Д. от всех занимаемых ею должностей и приказал жить в новгородском ее имении. Только при содействии имп. Марии Федоровны Д. разрешено было поселиться в Калужской губ., а потом и в Москве. В Москве же, не принимая более участия в литературных и политических делах, Д. скончалась, 4 янв. 1810 г. Наибольшего внимания заслуживает не политическая роль Д., продолжавшаяся весьма недолго, а деятельность ее в академии и в литературе. По назначении директором академии, Д., в речи своей, выражала уверенность, что науки не будут составлять монополию академии, но “присвоены будучи всему отечеству и вкоренившись, процветать будут”. С этою целью, по ее инициативе, были организованы при академии публичные лекции (ежегодно, в течение 4-х летних месяцев), имевшие большой успех и привлекавшие большое число слушателей. Д. увеличила число студентов- стипендиатов академии с 17 до 50 и воспитанников академии художеств — с 21 до 40. В продолжение 11 лет директорства Д. академическая гимназия проявляла свою деятельность не только на бумаге. Несколько молодых людей отправлены были для довершения образования в Геттинген. Учреждение так называемого “переводческого департамента” (взамен “собрания переводчиков” или “российского собрания”) имело целью доставить русскому обществу возможность читать лучшие произведения иностранных литератур на родном языке. В это-то именно время и появился целый ряд переводов, по преимуществу с классич. яз. По почину Д. был основан журнал “Собеседник любителей российского слова”, выходивший в 1783 и 1784 (16 книжек) и носивший сатирическо-публицистический характер. В нем участвовали лучшие литературные силы: Державин, Херасков, Капнист, Фонвизин, Богданович, Княжнин. Здесь помещены были “Записки о русск. истории” имп. Екатерины, ее же “Были и небылицы”, ответы на вопросы Фонвизина, “Фелица” Державина. Самой Д. принадл. надпись в стихах к портр. Екатерины и сатирическое “Послание к слову: так”. Другое, более серьезное издание: “Новые ежемесячные сочинения” начато было с 1786 г. (прод. до 1796 г.). При Д. начата новая серия мемуаров акд., под загл. “Nova acta acad. scientiarum petropolitanae” (с 1783 г.). По мысли Д. издавался при акд. сборник: “Российский Театр”. Главным научным предприятием российской акд. было изд. “Толкового словаря русск. яз.”. В этом коллективном труде Д. принадлежит собирание слов на буквы ц, ш, щ, дополнения ко многим другим буквам; она также много трудилась над объяснением слов (преимущественно обозначающих нравственные качества). Сбережение многих акд. сумм, умелое экономическое управление акд. — несомненная заслуга Д. Лучшей оценкой ее может служить то, что в 1801 г., по вступление на престол имп. Александра I, члены российской акд. единогласно решили пригласить Д. снова занять председательское кресло в акд. (Д. отказалась от этого предложения). Кроме названных литературных трудов, Д. писала стихи на рус. и франц. яз. (большею частью в письмах к имп. Екатерине), перевела “Опыт о эпическ. стихотворстве” Вольтера (“Невинное упражнение”, 1763, и отд., СПб., 1781), переводила с англ. (в “Опытах трудов вольного российского собрания”, 1774), произнесла несколько акд. речей (написанных под сильным влиянием речей Ломоносова). Некоторые ее статьи напечатаны в “Друге Просвещения” 1804 — 06 г. и в “Новых ежемесячных сочинениях”. Ей принадлежит также комедия “Тоисиоков, или человек бесхарактерный”, написанная по желанию Екатерины для эрмитажного театра (1786), и драма “Свадьба Фабиана, или алчность к богатству наказанная” (продолжение драмы Коцебу: “Бедность и благородство души”). В Тоисиокове (человеке, желающем “и то и cиo”) видать Л. А. Нарышкина, с которым Д. вообще не ладила, а в противуполагаемой ему по характеру героине Решимовой — автора комедии. Важным историческим документом являются мемуары Д., изданные сначала на англ. яз. г-жей Вильмот в 1840 г., с дополнениями и изменениями. Французский текст мемуаров, принадлежащий несомненно Д., появился только недавно (“Mon histoire”, в “Архиве кн. Воронцова”, кн. XXI). Сообщая очень много ценных и интересных сведений о перевороте 1762 г., о собственной жизни за границей, придворных интригах и т. д., кн. Д. не отличается безпристрастиeм и объективностью. Восхваляя имп. Екатерину, она почти не дает никаких фактических оснований такому восхвалению. Нередко сквозит в Записках как бы обвинение императрицы в неблагодарности. Далеко не оправдывается фактами подчеркиваемое бескорыстие автора мемуаров.

 

  Ср. Д. Иловайский, “Биorp. Д.”, в его “Сочинениях” (1884); А. Н. Афанасьев, “Литерат. труды Д.” (“Отеч. Зап.” 1860, № 3), “Директор акд. наук Дашкова”, в “Чтен. общ. ист.” (1867, I); М. Сухомлинов, “Ист. росс. акд.”, ч. 1; В. Семевский (“Русск. Стар.” 1874, № 3); Добролюбов, “О Собеседн.” (соч. т. I); Галахов (“Отеч. Зап.” 1856, № 11, 12); Пекарский, “Материалы для истории журн. деят. имп. Екатерины”, в VIII т. “Записок акд. наук”; “Рус. Арх.” 1880, III кн., 1881, I и II; “Архив кн. Воронцова”, кн. XXI (СПб. 1888); А. С. Суворин, “Кн. Е. Р. Дашкова”, вып. 1, СПб. 1888.

А. Л. — ко.

 

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона (В 5 тт.)

Книги (3)
Аудиокниги (1)
Нет ни одного отзыва