0

Иванов Александр

Иванов А. Ан. Портрет работы С. П. Постникова


Иванов А. Ан. Портрет работы С. П. Постникова

Иванов Александр Андреевич [16(28).7.1806, Петербург, - 3(15).7.1858, там же], русский живописец. Учился в качестве "вольноприходящего" ученика в петербургской АХ (1817-28) у своего отца А. И. Иванова и в классе А. Е. Егорова. С 1830 пенсионер общества поощрения художников в Италии, посетил Австрию и Германию. В 1831-58 жил в Риме, посетил города Средней и Северной Италии, Венецию, Неаполь. В 1857 ездил в Лондон для встречи с А. И. Герценом. Произведения раннего (петербургского) периода творчества И. обладают всеми характерными чертами живописи классицизма: уравновешенной композицией, чётким распределением фигур и предметов по планам, плавным контурным рисунком и локальным цветом; художник стремился добиться эмоциональной выразительности в трактовке традиционных мифологических и евангельских тем ("Приам, испрашивающий у Ахиллеса тело Гектора", 1824, Третьяковская галерея; "Иосиф, толкующий сны заключённым с ним в темнице хлебодару и виночерпию", 1827, "Беллерофонт отправляется в поход против Химеры", 1829, "Явление Христа Марии Магдалине", 1835, - все в Русском музее, Ленинград). Завершает ранний период творчества одна из первых работ И. в Риме - картина "Апполон, Гиацинт и Кипарис" (1831-34, Третьяковская галерея), отличающаяся исключительной гармоничностью и поэтической возвышенностью трактовки образов античного мифа. Как и другие представители передовой русской интеллигенции 1830-40-х гг., И. искал пути разрешения глубоких социальных противоречий, устранения несправедливости и угнетения. На формирование мировоззрения И. в Риме повлияли дружеские отношения (в конце 1830 - начале 1840-х гг.) с Н. В .Гоголем (которым во многом были внушены И. представления о просветительских задачах искусства), а также с членом московского кружка любомудров Н. М. Рожалиным и главой немецких назарейцев художником Ф. Овербеком; от последних И. усвоил идеи шеллингианства (см. Шеллинг Ф. В.). Проникнувшись верой в пророческую роль художника, в возможность с помощью искусства преобразить человечество, нравственно усовершенствовать его, И. в своём творчестве стремился осмыслить основные вопросы бытия человека, выдвинуть значительные философские и моральные проблемы. Жизненным подвигом художника стала многолетняя работа над огромной картиной "Явление Христа народу" (1837-57, Третьяковская галерея). Евангельский сюжет И. трактовал как реальное историческое событие, основное содержание которого - духовный переворот в жизни угнетённого человечества, начало его освобождения и нравственного возрождения. Сложная, подчинённая идейному замыслу картины многофигурная композиция объединяет людей различных сословий и характеров, по-разному воспринимающих событие; каждый персонаж получил глубокий идейно-психологический смысл.

Сам замысел картины и его осуществление в виде монументального программного произведения, выдвигающего проблемы всемирно-исторического значения, характерны для позднего романтизма, который проявился в использовании приёмов и норм классицистического искусства, обогащенных, однако, ощущением глубинности пространства и динамики форм. В "Явлении Христа народу" композиция симметрична, уравновешенна и замкнута, фигурный план тяготеет к неглубокому пространственному развороту, расположение фигур подобно барельефу. Контраст этих условных приёмов академической живописи с реалистическими достижениями И. (опыт освоения пространства, добытый в пейзажных этюдах, глубокое постижение человеческих характеров и др.) придаёт картине противоречивый характер. Вследствие этой противоречивости, а также утраты И. веры в возможность преобразовать человечество с помощью религиозно-нравственной проповеди средствами искусства (большое влияние на изменение мировоззрения И. оказали революционные события 1848, свидетелем которых он был в Италии) картина осталась незавершённой. Самостоятельной областью творчества И. являются этюды, выполненные в процессе работы над картиной (свыше 300, Третьяковская галерея, Русский музей и другие собрания). Этюды голов и фигур И. писал как с произведений классического искусства, так и с живой натуры, постепенно, в результате сложного синтеза этих двух основных источников, выражая в последующих этюдах свои идеальные представления о персонажах картины и добиваясь точного воплощения в каждом персонаже определённых человеческих качеств и состояний. В пейзажных этюдах, отличающихся большой философской глубиной восприятия, И. стремился объективно передать всё многообразие жизни природы, познать законы её развития и основные элементы: воду, землю, растительность, небо ("Аппиева дорога при закате солнца", 1845, "На берегу Неаполитанского залива", конец 1840-х - начало 1850-х гг., - оба в Третьяковской галерее). И. добился огромных успехов в постижении пространства, использовав достижения современной ему пленэрной (см. Пленэр) живописи, сохранив при этом силу и интенсивность звучания цвета, добился естественного сочетания объёма и пространства. Картина "Явление Христа народу" осталась в истории русского искусства замечательной школой углублённой работы над натурой, над различными компонентами картины. В последнее десятилетие жизни И. работал над циклом "Библейских эскизов" (акварель, Третьяковская галерея и Русский музей), которые, по мысли художника, предназначались для росписей особого здания. Используя исследования Д. Ф. Штрауса и творчески переосмысливая мотивы искусства Древнего Востока, античности и Византии, И. трактовал древние легенды как историю духовного и нравственного развития человечества, достигнув необычайной глубины их философского обобщения и истолкования. В "Библейских эскизах" И. сумел органически сочетать историческое и бытовое, легендарно-фантастическое и обыкновенное. Коренному переосмыслению подверглись образы Христа и его учеников, многие евангельские чудеса трактованы как порожденные мифологическими представлениями. Отказавшись от традиционных условных приёмов композиции, И. применял композиционные решения, наиболее соответствующие изображаемому событию, ввёл цветовое пятно, подчёркнутое на плоскости листа контуром, достиг большой выразительности ритма линий, открыл новые фактурные возможности графики. Сохраняя связь с традициями классицистического монументализма, "Библейские эскизы" закладывают черты реалистического метода. Эти качества творчества И., обращенные одновременно и к прошлому, и к будущему искусства, сделали И. одним из самых значительных русских живописцев 19 в. Творчество И., встречавшее враждебное отношение официальных кругов царской России, высоко ценили Н. В. Гоголь, А. И. Герцен, Н.Г. Чернышевский, И. Н. Крамской, И. Е. Репин.

Лит.: Александр Андреевич Иванов. Его жизнь и переписка. 1806-1858 гг., СПБ. 1880; Крамской И. Н., Об Иванове, в кн.: Иван Николаевич Крамской., СПБ, 1888; Зуммер В., Система библейских композиций А. А. Иванова, "Искусство", 1914, № 7-12; Машковцев Н., Творческий путь Александра Иванова, "Аполлон", 1916, № 6-7; Алпатов М. В., А. А. Иванов. Жизнь и творчество, т. 1-2, М., 1956; Дмитриева Н., Библейские эскизы Александра Иванова, "Искусство", 1956, № 5; А. А. Иванов. Каталог выставки, М., 1956; Бернштейн Б., К вопросу о формировании эстетических взглядов Александра Иванова, "Искусство", 1957, №2; Ракова М. М., А. Иванов (1806-1858), М., 1960.

Д. В. Сарабьянов.

{IMG="images/02572/879740.jpg" ALT="Иванов А. А. "Ветка""}

Иванов А. А. "Ветка"

Большая Советская энциклопедия

Нет ни одного отзыва