0

Никитин Иван Саввич

[1824—1861] — поэт и беллетрист. Р. в Воронеже в семье зажиточного мещанина, владельца свечного завода. Окончив в 1839 духовное училище, перешел в Воронежскую духовную семинарию, откуда был исключен "по малоуспешности". Никитин рассчитывал попасть в университет, но тяжелые материальные и семейные условия заставили его сделаться содержателем постоялого двора. Писать Никитин начал еще в семинарии, но первые его стихотворения напечатаны в 1853. В 1856 Никитин собрал свою первую книгу стихов и с помощью гр. Д. И. Толстого издал ее. С этого времени он входит в светский круг воронежского общества и расширяет свои знакомства. В 1854 начал писать поэму "Кулак", которую он закончил в 1857. В 1858 поэма вышла отдельным изданием.
В 1859 Н. вместе с Курбатовым открыл в Воронеже книжную лавку и при ней читальню. Предприятие Н. преследовало не только коммерческие, но и культурные задачи. Дела магазина пошли хорошо, но здоровье Никитина, подорванное раньше в связи с непрерывными заботами, становилось все хуже и хуже. Поэт умер на 37 году жизни.
Творчество Н. развивается в период, предшествующей реформам 1861, в период решительного сдвига России к промышленному капитализму. Дореформенное мещанство, идеологом которого выступал Н., являлось сложной и недифференцированной мелкобуржуазной группой, сохранившей в своем жизненном укладе и идеологии много патриархальных черт, сложившихся в период феодализма. Социальное положение этой группы на рубеже 60-х гг. было особенно противоречивым: с одной стороны, развивающийся капитализм разорял мещанство, с другой — у отдельных прослоек его были перспективы развития в торговую буржуазию, в кулачество, даже в буржуазию промышленную. Мещанство выделяло из своей среды и разночинцев, становившихся идеологами крестьянской демократии.
Творчество Н. и раскрывает в образной форме эти возможные пути развития его классовой группы. Нужда, тяжесть труда, безысходное горе, вечная тоска — таков первый комплекс идей и чувств, нашедших себе выражение в творчестве Н. Он раскрывается, напр., в образе Тараса (поэма "Тарас"). Его жизнь — тяжелый, но честный путь труженика, к-рый в условиях развивающегося капитализма в 40—50-е гг. особенно остро ощущает возможность, постоянную угрозу быть сброшенным в пропасть нищеты. Отсюда его страшная тревога и попытки найти другое, более устойчивое положение. Тарас идет в бурлаки, бросает семью, порывает с крестьянством, но все безуспешно. Накопить казну, избавиться от нужды, зажить спокойно ему не удается. Н. не видит выхода для этого образа, и Тарас гибнет в волнах, спасая утопающего. Трудность и безнадежность жизненного пути бедняка показаны Н. в образе Лукича в поэме "Кулак". Образ Лукича опоэтизирован Н., в него он вложил задушевные свои мысли и чувства, вполне сознавая, что "И мне по твоему пути / Пришлось бы может быть идти... / Моей душе была близка / Вся грязь и бедность кулака". Изображая Лукича, Н. стремился вызвать к нему сочувствие и жалость, показать в кулаке прежде всего человека, вынужденного нищетой к грубой эксплуатации: "Страшна ты, роковая сила / Нужды и мелочного зла". Старзя перед собой такую задачу, Н. показывает заветную мечту мещанства выбраться из болота, "выйти в люди". Старуха-жена, дочь Саша, сосед-столяр — все принесено в жертву одному стремлению — стать купцом. Судьба Лукича вместе с тем говорит о бесперспективности доли бедняка — достигнутое грубой эксплуатацией довольства неустойчиво. Лукич понимает возможность и другого пути, но не хочет идти по нему: "Что честность, коли нет алтына. / Согнешься нехотя кольцом / Перед зажиточным плутом". Лукич негодует на зятя, на богачей вообще, но не потому, что считает их вредным общественным явлением, а лишь по эгоистическим мотивам — они бросили его на произвол судьбы, забыли. Образ Лукича не одинок у Н. (ср., напр., его пьесу "Упрямый отец", "Ночлег извозчиков" и др.). Н. подчеркивает, что Лукич достоин всяческого сочувствия и уважения, ибо он прежде всего человек, да и какой же он кулак: "Кулак во фраке, в полушубке, / И с золотым шитьем, и в юбке, / Где и не думаешь, — он тут! / Не мелочь, не грошовый плут..."
Подобно всем другим художникам своей эпохи Н. не смог обойти молчанием центральную проблему этого времени — отношение к мужику; Именно на этом вопросе до конца обнажается социальная природа И. и его место в борьбе классов. В дореформенные годы городские мещанские слои еще недостаточно отдифференцировались от деревни, с к-рой они были связаны и генетически и условиями хозяйствования. Ряд моментов биографического порядка (постоянная связь с мужиком в период содержания постоялого двора, связь с деревней в период книжной торговли) также способствовал развитию у Н. деревенских мотивов; эта черта роднит Н. с Кольцовым (см.) и целым рядом других мещанских поэтов. Н. рисовал реалистические картины забитости и угнетения мужика, его нужды и горя, страдания широких крестьянских масс и городских мещанских слоев ("Мщение", "Ночлег извозчиков", "Ссора", "Упрямый отец", "Жена ямщика", "Бурлак", "Порча", "Рассказ ямщика", "Рассказ крестьянки", "Дележ", "Нужда", "Нищий", "Деревенский бедняк", "Дедушка", "Пряха", "Мертвое тело", "Старый слуга", "На пепелище", "Портной", "Хозяин" и др.), обнажал грязь, дикость, невыносимо тяжелые условия существования крестьянства в эпоху крепостничества. Но крепостное право, аграрный вопрос, борьба революционеров с либералами мало затронули Н. Внимание и сочувствие к мужику у Н. носят своеобразный характер. Н. изображает мужика как неизменно покорного своей судьбе и терпеливо выносящего ее удары. "Старый слуга" раскрывает рабскую покорность, полное отсутствие протеста — черты, рожденные крепостным строем. Н. чутко реагирует на те черты социальной психологии крестьянства, к-рые свойственны были и среде провинциального городского мещанина. Бестолковщина в споре за старенький хомут ("Дележ"), вера в знахарей и домовых ("Потуга", "Неудачная присуха"), гнетущая бедность ("Жена ямщика", "На пепелище", "Ночлег в деревне", "Нищий" и т. д.) и борьба с нею, толкающая на преступление ("Мертвое тело"), — все эти черты являются слишком общими, чтобы дать образ мужика как особый, отличный от образа городского бедняка, мещанина.
Социальная обусловленность творчества Н. сказалась тут во всей полноте: он выступил не как идеолог революционной крестьянской демократии, но просто как демократ реформистского, постепеновского типа. Вместо революционного протеста против крепостного права Н. остался на стадии сочувствия страданию и тяжести мужицкой жизни. Н. видел нищету, непосильный труд, жестокую и беспощадную борьбу из-за куска насущного хлеба, он жалел народ, преклонялся перед его терпением и страданием: "Вот где нужно бы учиться Верить и терпеть". Вместо призыва к борьбе, к революционному отрицанию он проповедовал постепеновщину: "Медленно движется время, — / Веруй, надейся и жди..." Наиболее привлекателен для Н.. своей достаточностью образ Евграфа Антипыча из неоконченной им "Поездки на хутор". Сам Н. мечтал добиться для себя того, чего добился Евграф Антипыч, — обзавестись хозяйством, хуторком, жильем, земледельческими орудиями, лошадьми, прислугой и т. д. Евграф не помещик, а купец, приобревший хутор. Цель его заключается вовсе не в том, чтобы вести натуральное хозяйство, а в том, чтобы вести хозяйство капиталистическое, товарное. Образ Евграфа раскрыт недостаточно полно, но в нем уже довольно ясно обозначился капиталистический хозяин. Вместе с тем перед нами культурный человек, интересующийся не только русской, но и мировой литературой. На этом пункте яснее всего обнаруживается позиция Никитина в свете реформы 60-х годов: он — сторонник капиталистического пути развития, он — за буржуазные порядки.
Среда Н. выдвигала и революционных идеологов крестьянской демократии. Этот путь был для Н. небезызвестен. Ср. в "Дневнике семинариста" образ Яблочкина — просветителя, жаждущего знания и служащего обществу, трудоспособного, по-плебейски гордого и независимого. Характерно однако, что ясной и четкой социально-политической программы мы у Яблочкина не находим. Сопоставление Яблочкина с Белозерским, с Иваном Ермолаичем и всей семинарской средой показывает ясно перед нами образ разночинца. Однако Яблочкин умирает — Н. не знает, как развернуть его дальше. Общественной роли и значения революционных разночинцев Н. не понимал.
Известны колебания Н. по отношению к Некрасову. Обращаясь к последнему, он говорил: "Твоя жизнь, как и наша, бесплодна, / Лицемерна, пуста и пошла... / Ты не понял печали народной, / Не оплакал ты горького зла" ("Поэту-обличителю"). О еще большем непонимании современной политической действительности говорят стихи Н., пронизанные национализмом и шовинизмом: "Русь", "Донцам", "Война за веру", "Юг и север", "Новая борьба" и др. Н. воспевает силу и мощь николаевской монархии накануне ее поражения. Именно эти шовинистические произведения заставили реакционера гр. Д. И. Толстого принять участие в первом издании стихотворений Н. По его же совету автор преподнес высочайшим особам свой сборник и был награжден подарком.
Еще один штрих дорисовывает нам реакционную сторону литературного портрета Н. — религиозность. Стихотворения религиозно-философского содержания показывают, что Н. не мог справиться с этими вопросами, не мог подняться до уровня передовых идей своего времени. "Молитва", "Молитва дитяти", "Моление о чаше", "Жизнь и смерть", "Успокоение", "Сладость молитвы" и др. показывают, что Н. хотел верить в высшую силу, разрешающую все сомнения.
Непонимание революционной демократии, патриотизм и верноподданничество наряду с мечтой о материальном довольстве бедняка в условиях существующей политической системы характеризуют Н. как либерала-постепеновца. Но демократический протест против нищеты и забитости крестьянских й мещанских масс, горячая любовь к этим массам имели в предреформенное время исторически положительное значение.
Революционно-демократическая критика недоброжелательно встретила Н., возмущенная в частности его патриотическими стихами и преклонением перед царизмом. Известен резкий отзыв Чернышевского, отказавшего Н. в талантливости. Но позднее революционно-демократическая критика отметила и положительные стороны творчества Н. Наиболее верно уловил социальный смысл его творчества Добролюбов. Н. Чернышевский напал на Н. как художника, видя в нем, конечно, человека другого лагеря. Чернышевский указывал, что Н. несамостоятелен, неоригинален, что он заимствует у Кольцова. Пушкина, Лермонтова, Майкова, Щербины и т. д. На самом деле подражает Н. не везде, есть у него и самостоятельность, и оригинальность, и самобытность. Там, где он трактует вопросы близкие, родные — вопросы быта, пейзаж, жизнь мужика и мещанина, — он находит свои слова и свои образы.
Никитин иногда пользовался теми разработками стиха, которые дал Кольцов, идя в этом отношении значительно дальше своего предшественника (например стихотворения "Русь", "Старый мельник", "Выезд ямщика" и др.). Н. связан с Кольцовым не только по линии разработки стиха, но и идеологически: они — представители одной социальной среды, идеологи одной социальной группы, находившейся на разных этапах развития и в несколько различных положениях. Никитин идет дальше Кольцова, разрабатывая новые темы и образы.
Не являясь новатором в области стиха, Н., однако, раскрыл противоречивую идеологию своего класса с достаточной яркостью. Не свободное от подражаний (напр. Пушкину, Кольцову, Некрасову), творчество Н. тем не менее представляет известную художественную ценность; укажем например на его многочисленные пейзажные зарисовки, с годами сделавшиеся "классическими" и вошедшие в хрестоматийный обиход (стихотворения "Утро", "Утро на берегу озера", "Буря" и др.).
Библиография: I. Сочинения. С биографией, составленной М. де-Пуле. Первое посмертное издание, 2 тт., Воронеж, 1869 [значительно полнее стали издания, начиная с 4-го (М., 1886), под ред. того же де-Пуле]; изд. 13-е, М., 1910; Полное собрание сочинений и писем. Проверенный по рукописям и первопечатным источникам текст и варианты, под ред., с биограф. очерком, статьями и примеч. А. Г. Фомина. Вступит. статья Ю. И. Айхенвальда, 3 тт., изд. "Просвещение", СПБ, 1913—1915 [т. I. Стихотворения, 1849—1854; т. II. Стихотворения, 1856—1861, и поэмы; т. III. Проза; изд. не окончено. В т. IV должна была войти переписка поэта и ряд объяснительных статей]; То же, 3 тт., изд. Литерат.-изд. отд. Ком. нар. просв., П., 1918 (перепечатка со стереотипа предшествующего изд.); Полное собрание сочинений в 1 т., под ред. М. О. Гершензона, М., 1912; То же, изд. 3-е, М., 1913; Полное собрание сочинений, под ред. С. М. Городецкого. Текст обработан по рукописям, первым изданиям и журналам, 2 тт., изд. "Деятель", СПБ, 1912—1913; Сочинения, ред., примеч. и объяснит. статьи А. М. Путинцева, вып. I. Лирика, Воронеж, 1922.
II. Кроме вступит. статей редакторов указанных выше изд. — де-Пуле, С. Городецкого, А. Фомина и др. — см. еще: Дружинин А. В., Сочинения, т. VII, СПБ, 1865; Сивицкий ?. ?., И. С. Никитин, его жизнь и литературная деятельность, СПБ, 1893; Михайловский Н. К., Сочинения, т. IV, СПБ, 1897; 4-е изд., СПБ, 1909; Иванов И. И., Новая культурная сила, СПБ, 1901; Гр?т Я. К., Труды, т. III, СПБ, 1901; Чернышевский Н. Г., Сочинения, т. II, СПБ, 1906; Покровский В. И., Иван Саввич Никитин, его жизнь и сочинения, М., 1911; История русской литературы XIX века, под ред. Д. Н. Овсянико-Куликовского, т. III, М., 1911 (статья Чешихина В.); Добролюбов ?. ?., Сочинения, под ред. М. К. Лемке, тт. II и IV, СПБ, 1912; Путинцев А. М., Этюды о жизни и творчестве Н., Воронеж, 1912; ?омин А. Г., Никитин И. С., "Русский биографический словарь", СПБ, 1914; Путинцев А. М., И. С. Никитин (Жизнь и творчество), Воронеж, 1922; Добрынин М., Образ кулака у Никитина, "Литература и марксизм", 1928, IV; ?го же, Пейзаж в творчестве И. С. Никитина, "Литература и марксизм", 1929, III; Фатов ?. ?., Иван Саввич Никитин (Жизнь и творчество), М. — Алма-Ата, 1929; А. В. Кольцов и И. С. Никитин, Сборник, изд. "Никитинские субботники", Москва, 1929.
III. Путинцев А. М., Материалы для библиографии об И. С. Никитине и его сочинениях, "Ученые записки Юрьевского университета", 1906, кн. II, и отдельно, Юрьев, 1906; Владиславлев И. В., Русские писатели, изд. 4-е, М. — Л., 1924; Его же, Литература великого десятилетия (1917—1927), т. I, М. — Л., 1928; Мандельштам Р. С., Художественная литература в оценке русской марксистской критики, ред. Н. К. Пиксанов, изд. 4-е, М. — Л., 1928; Пиксанов Н. К., Областные культурные гнезда, Москва — Ленинград, 1928, стр. 108—116 (разработка тем для литературных работ по воронежскому культурному гнезду и ?.).
?. Добрынин

Дополнительная информация об авторе:
Материал в Википедии
Книги автора
Никитин И.С. "Бесталанная доля". (1915)
Никитин И.С. "Тарас", поэма И.С. Никитина, в исправленной автором редакции, с вариантами и примечаниями. (1906)
Никитин И.С. Гнездо ласточки. (1958)
Никитин И.С. Думы. (1912)
Никитин И.С. Жена ямщика. (1911)
Никитин И.С. Избранные сочинения И.С. Никитина для школ и народа. (1911)
Никитин И.С. Избранные стихотворения Ивана Саввича Никитина. (1894)
Никитин И.С. Крестьянская жизнь. (1912)
Никитин И.С. Кулак. (1858)
Никитин И.С. Лирические произведения с его fac-simile. (1903)
Никитин И.С. Моление о чаше. (1911)
Никитин И.С. Песни Ивана Саввича Никитина, вып. 1-3. (1912)
Никитин И.С. Повести в стихах и картины народного быта. (1912)
Никитин И.С. Поездка на хутор. (1912)
Никитин И.С. Разные стихотворения. (1912)
Никитин И.С. Русским детям и юношам. (1912)
Никитин И.С. Русь. (1943)

Никитин И.С. Русь, патриотическое стихотворение Ивана Саввича Никитина. (1871)
Никитин И.С. Стихотворения и поэмы. (1959)
Никитин И.С. Стихотворения. (1849-1861). (1911)
Никитин И.С. Эпические произведения. (1903)
Нет ни одного отзыва