0

Суханов Николай Николаевич

Николай Николаевич Суханов


Николай Николаевич Суханов

Суханов Николай Николаевич (настоящая фамилия Гиммер) (27 ноября 1882, Москва, – 29 июня 1940). Отец (из обрусевших немцев) – мелкий железнодорожный служащий, мать – акушерка (Драматические события семейной жизни Гиммеров, позднее послужившие для Л.Н. Толстого основой при написании пьесы "Живой труп", тяжело отразились на формировании личности Суханова; близкие Суханова, отмечая его справедливость и личную честность, говорили о суровом жёстком характере.). По окончании в 1902 1-й Московской гимназии учился в Париже, в Высшей школе общественных наук (свободном университете для российской революционной молодёжи), слушал лекции В.И. Ленина, Ю.О. Мартова, Л.Д. Троцкого, В.М. Чернова. После возвращения в Россию с середины 1903 член московской эсеровской организации; поступил на экономический факультет Московского университета. В мае 1904 был арестован, освобождён в результате Революции 1905 – 07, участвовал в Московском восстании. В 1907 – 10 выпустил цикл работ по аграрной тематике, в это время, по собственным словам Суханова, он становится "законченным марксистом" (Деятели СССР и революционного движения России. Энциклопедический словарь Гранат, М., 1989., с. 710). В 1910 как активный эсер выслан в Архангельск. Сотрудничал в легальных журналах народнического толка. В 1913, вернувшись в Петербург, редактировал журнал "Современник", преобразованный при участии М. Горького в 1915 в журнал "Летопись". Автор серии антивоенных статей и брошюр. Принадлежал к группе внефракционных социал-демократов, поддерживал связи с большевиками и "межрайонцами". В то же время, писал Суханов, "…я был связан фактически, в силу личных знакомств и деловых сношений, со многими, можно сказать, со всеми социалистическими партиями и организациями Петербурга" (Суханов Н., Записки о революции, т. 1 Берлин - П.-М., 1922, с. 44). Был масоном. Информированность в общественно-политической жизни обеспечивала Суханову поддержку многих политических деятелей. В ходе Февральской революции 1917 Суханова как представителя от "социалистической литературной группы" уже вечером 27 февраля избрали членом исполкома Петроградского Совета РСД, хотя, по словам О.А. Ерманского, Суханов был человек, "... никого не представлявший, известный только как журналист и противник войны, ни с какой партийной организацией не связанный, да ещё с неопределённой политической физиономией" ("Из пережитого", М.– Л., 1927, с. 158). В Совете поддерживал предложение о передаче власти Временному правительству, созданному Временным Комитетом Государственной Думы; "Власть, идущая на смену царизму, должна быть только буржуазной" (Суханов Н., Записки..., кн. 1, с. 21); участвовал в переговорах делегации исполкома Петросовета с Временным Комитетом Государственной Думы, разработал условия этой передачи, позднее член "контактной" комиссии, регулировавшей взаимоотношения между Советом и Временным правительством. Был одним из авторов обращения Петроградского Совета от 14 марта "К народам всего мира". В конце мая Суханов по рекомендации Ю.О. Мартова вступил в партию меньшевиков. Все силы Суханов отдавал газете "Новая Жизнь". Статьи Суханова явились для Ленина поводом для написания работ, в которых давалась оценка ситуации в стране. Ленин объяснял внимание к статьям Суханова тем, что он, будучи одним "из лучших представителей мелкобуржуазной демократии", имел взгляды, типичные для "тысяч и тысяч" (Ленин В.И., ПСС, т. 34, с. 122, 126). В исполком Петросовета Суханов избирался не как представитель меньшевистской партии, а в силу личного авторитета.
В сентябре Центральное бюро меньшевиков-интернационалистов включило Суханова в свою делегацию на Демократическое совещание, но одновременно отклонило его кандидатуру в Учредительное Собрание. Сам Суханов писал позднее: "...вступив во фракцию меньшевиков-интернационалистов, я на деле оставался диким и во всяком случае чувствовал себя таковым" (Суханов Н., Записки..., кн. 4, с. 214). Суханов соглашался с тезисом меньшевиков об отсутствии "объективных предпосылок" для социалистического переворота в России, называл ленинские Апрельские тезисы "беспардонной анархо-бунтарской" системой (там же, кн. 3, с. 52), но приветствовал смену Временного правительства Советской властью и первые декреты СНК (там же, кн. 7, с. 250, 255), хотя не верил в возможность построения социализма в "отсталой, мужицкой, распылённой, разорённой стране" (там же, кн. 3, с. 33). Решением вопроса о власти, по мнению Суханова, было бы установление "диктатуры советской демократии" – блок всех социалистических партий, входивших в Советы (там же, кн. 6, с. 42, 122, 254).
По иронии судьбы, историческое заседание ЦК РСДРП(б) 10 октября, принявшее решение о вооруженном восстании, происходило на квартире Суханова, которую предложила его жена – большевичка Г.К. Флаксерман, работавшая в Секретариате ЦК РСДРП(б).
Отношение Суханова к революционным событиям было, по его собственному выражению, противоречивым: «Стоя на левом крыле социализма, я в самый первый период революции видел главную для неё опасность в большевиках, поскольку они выдвигали лозунги немедленного захвата власти рабочим классом, я же видел в этом верный срыв революции... Приехал Ленин со своей программой, и я был снова отброшен далеко от большевиков, продолжая (в Совете и в "Новой Жизни") в качестве дикого бороться с коалицией помещиков, буржуазии и правосоветского большинства. Я ... считался "большевиком второго сорта" ...Власть большевистской партии была в моих глазах якобинской диктатурой и она представлялась мне гибельной... 23 сентября, когда победа Октября уже отчётливо вырисовывалась в недалёкой перспективе, я написал..., что ожидает нас в случае захвата власти большевиками: голод, разруха, хаос, контрреволюция» (Центр. архив Министерства безопасности РФ, уголовное дело на Суханова Н.Н.).
После Октября являясь членом ВЦИК 3-го и 4-го созывов (январь, июнь 1918), Суханов на его заседаниях обрушивался с критикой на СНК, обвиняя его в анархизме, развале экономики; в период переговоров о Брестском мире выступил сторонником революционной войны с Германией. В условиях развёртывавшейся Гражданской войны 14 июня 1918 ВЦИК исключил из своего состава и Советов всех уровней правых эсеров и меньшевиков, в том числе и Суханова. Почти одновременно была закрыта "Новая Жизнь". В 1918 – 19 работал в экономических органах госаппарата, в 1920 член РВС 1-й Трудовой армии на Урале.
Суханов написал о событиях 1917 свои "Записки о революции" – мемуары в 7 томах, вышедшие в берлинском отделении частного издательства З.И. Гржебина в серии "Летопись революции" в 1922 – 23. Оценки "Записок...", явившихся объектом пристального внимания, высказывали В.И. Ленин, Л.Д. Троцкий, И.В. Сталин, П.Н. Милюков, М.Н. Покровский, С.П. Мельгунов и другие политики, историки, публицисты. Работа стала общепризнанным источником по истории революции 1917, была издана во многих странах мира.
К концу Гражданской войны Суханов вышел из меньшевистской партии из-за несогласия с её линией в международном рабочем движении. С переходом Советского государства к нэпу он окончательно порвал с меньшевизмом. Работал в различных советских учреждениях на Урале, в Москве, за границей, занимался экономическими исследованиями. В июле 1930 арестован. В марте 1931 по делу "Союзного бюро ЦК меньшевиков" приговорён к 10 годам тюрьмы. В 1935 тюрьма была заменена ссылкой, в 1937 вновь арестован, в 1940 расстрелян. Возможно, это была месть Сталина за оценку, данную ему Сухановым в "Записках...", как "серого пятна, иногда маячившего тускло и бесследно" (Суханов Н., Записки..., кн. 2, с. 266). Реабилитирован посмертно.

А.А. Корников.

Политические деятели России 1917

Книги (4)
Нет ни одного отзыва