0

Плутарх

(Πλούταρχος; ок. 46—120 г. после Р. Х.) — знаменитый греческий моралист, родился в богатой семье в Херонее (в Беотии), получил высшее образование в Афинах, где примкнул к академическому философу Аммонию. Ему удалось побывать и в Александрии. Он учился физике и естественным наукам, в молодости занимался и риторикою, но вскоре отстал от нее и, как приверженец Платона, находился в решительной вражде с общим софистическим направлением своего века. В Риме он бывал несколько раз; впервые пришел он туда еще молодым человеком при императоре Веспасиане. Он достиг некоторого влияния при дворе императоров; есть известие, что Траян требовал от наместников Ахайи, чтобы они в управлении провинцией руководились указаниями П. Адриан также покровительствовал ему, но известие о том, что П. был воспитателем этого императора, вымышлено в средние века. В родном своем городе П. был избираем смотрителем построек и архонтом; может быть, он был и беотархом. С дельфийскими жрецами П. поддерживал тесную связь; Афины дали ему право гражданства. Он был примерным семьянином, жил в полном согласии с согражданами и находился в дружбе и переписке со многими римлянами и греками. Большую часть своего досуга он уделял обучению сыновей и других молодых людей, не устраивая, однако, настоящей школы. Часть его бесед с учениками вошла в записи его сочинений. Большая часть его сочинений дошла до нашего времени; они очень многочисленны. Как видно из каталога некоего Ламприи, предполагаемого ученика П., в древности насчитывалось их всего 210. Сохранившиеся произведения П. делятся на два главных класса: биографии, или исторические труды, и философско-публицистические сочинения, известные под общим названием "Ήθικά" или "Moralia". Из первой группы дошло до нас 46 параллельных биографий, к которым примыкают еще 4 отдельных жизнеописания (Артаксеркса, Арата, Гальбы и Отона); несколько биографий утеряно. Соединение двух параллельных жизнеописаний — биография грека с биографией римлянина — соответствовало давнему обычаю биографов, заметному еще у Корнелия Непота, и притом очень подходило ко взглядам П., который всей душой был предан прошлому своего народа, но охотно признавал изумительную силу римской государственности и одинаково считал в числе своих ближайших друзей и греков, и римлян. В большинстве пар причина соединений понятна сама по себе (соединены, напр., величайшие ораторы — Цицерон и Демосфен, древнейшие законодатели — Ликург и Нума, знаменитейшие полководцы — Александр и Цезарь). У 19 пар П. дает еще в заключение биографий краткое указание общих черт и главнейших различий сравниваемых мужей. Автор нигде не является историком, критически исследующим факты; его цель — дать философские характеристики, представить данную личность возможно всесторонне, чтобы нарисовать поучительную картину, побудить читателей к добродетели и воспитать их к практической деятельности. Этою целью объясняется большое количество фактов из частной жизни изображаемых лиц, анекдоты и остроумные изречения, изобилие моральных рассуждений, разнообразные цитаты из поэтов. Недостаток исторической критики и глубины политической мысли не мешали и до сих пор не мешают биографиям П. находить многочисленных читателей, интересующихся их разнообразным и поучительным содержанием и высоко ценящих теплое гуманное чувство автора. Как бы дополнением к биографиям являются "Апофегмы царей и полководцев", к которым в рукописях присоединяется подложное письмо П. к Траяну и столь же подложные мелкие собрания разных иных "апофегм". Некоторое отношение к истории имеют и описания странных обычаев римлян и греков, заимствованные П. у Варрона, Аристотеля и других, а также несколько риторических опытов об афинянах, Александре Вел., римлянах. Философские сочинения П. называются обыкновенно "моральными" (Moralia); есть между ними, однако, и трактаты религиозные, политические, литературные и естественноисторические. По форме между этими трактатами преобладают диалоги. Мы имеем здесь, прежде всего, ряд сочинений, в которых даются педагогические указания и советы молодым людям, приступающим к занятию философскими науками. Далее, несколько сочинений посвящено объяснению трудных мест в диалогах Платона и полемике со стоиками и эпикурейцами. Диалог "Против Калота" многочисленными своими выдержками из Гераклита, Демокрита, Парменида, Эмпедокла и эпикурейцев весьма важен для истории греческой философии. Специально этике посвящено П. около 20 сочинений, являющихся в большинстве случаев как бы проповедями, в которых автор старается "научить добродетели" множеством примеров из жизни и цитат из поэтов. Они схожи с некоторыми сочинениями Сенеки. На определенные случаи написаны П. три "утешительные речи" (παραΜυθικοι): одна к собственной его жене по случаю смерти дочери, другая к изгнанному из родины другу, третья к отцу, потерявшему сына. Мораль у П. всегда тесно связывается с религией; он стремится к очищению веры и культа и к согласованию их с философией. П. восставал против суеверий, а также и против атеизма эпикурейцев и прагматического рационализма евгемеристов. Собственная его религиозная система составлена из демонологии, мантики и аллегорического объяснения мифов. Очень глубок по мысли и богат содержанием диалог "О позднем наказании безбожника", подобно "Политии" Платона оканчивающийся фантастическим изображением загробного мира. К теософическим сочинениям П. относится также диалог "О демонионе Сократа". Из естественноисторических сочинений П. наиболее значителен диалог "О видимом на диске луны лице", в котором сохранены любопытные известия о предшественнике Коперника, астрономе Аристархе Самосском. Характерны для П. его сочинения о животных, в душевную жизнь которых он пытается проникнуть; он сильно восстает против мучения людьми животных. П. был врагом эпикурейского принципа "Λάθε βιώσας" ("живи в тиши") и настаивал на необходимости общественно-политической деятельности. На эту тему им написано несколько рассуждений, многие из которых вызваны случайными поводами. Основою государства П. считал семью, восхвалению которой посвящены им особые сочинения; из них особенно выдаются "γαΜικά παραγγέΜατα". П. принадлежат также комментарии к Гезиоду, Арату и Никандру, дошедшие до нас в отрывках, критическая статья о Геродоте, сравнение Аристофана с Менандром и важный для истории диалог "Περι Μουσικής" с большими выдержками из лучших писателей о музыке, Аристоксена и Гераклида. Более всего отразилась личность П. в его "Застольных беседах" (ΣυΜποσιακα), которые в 9 книгах дают непринужденные рассуждения о самых разнообразных предметах: об удобоваримости пищи, о воздержании евреев от свинины, о венках, о числе муз, о видах танцев и т. д., причем все эти рассуждения переплетаются с обильными и удачными цитатами из поэтов и прозаиков. К ΣυΜποσιακα в рукописях П. примыкает "Пир семи мудрецов", принадлежащий П., как теперь доказано, столь же мало, как и "Биографии 10 ораторов", "Жизнеописание Гомера", сочинения "О догматах философов", "О реках" и мн. др. соч., раньше приписывавшиеся Плутарху. П. был характерный представитель многих лучших сторон эллинского миросозерцания; его отличительные свойства — добродушная искренность, нравственная теплота, спокойная умеренность в суждениях, оптимистичный взгляд на вещи. Жалкое положение современной ему Эллады отразилось, однако, и на нем: он далек от свободолюбивых мечтаний и горячего стремления вперед, консервативен во всех своих воззрениях, обо всем судит с односторонней этической точки зрения и ни в чем даже и не старается пролагать новых путей. О сравнительных достоинствах рукописей П. см. критические аппараты к изданиям Reiske (Лпц., 1774—82), Sintenis ("Vitae", 2 изд., Лпц., 1858—64); Wyttenbach ("Moralia", Лпц., 1796—1834), Bernardakes ("Moralia", Лпц. 1888—95), также Treu, "Zur Gesch. d. Ueberlieferung von Plut. Moralia" (Бресл., 1877—84). Словарь плутарховского языка — при назв. издании Wyttenbach'a. О жизни П. скудные сведения дает Свида. Из новых соч. ср. Wesiermann, "De Plut. vita et scriptis" (Лпц., 1855); Volkmann "Leben, Schriften und Philosophie des Plutarch" (Б., 1869); Muhl, "Plutarchische Studien" (Аугсбург, 1885) и др. Из переводчиков П. на новые европейские языки особою славою пользовался Амио (см.). На русский язык П. стали переводить еще с прошлого века: См. переводы Писарева, "Наставления П. о детоводстве" (СПб., 1771) и "Слово о непреступающем любопытстве" (СПб., 1786); Ив. Алексеева, "Нравственные и философические сочинения П." (СПб., 1789); E. Сферина, "О суеверии" (СПб., 1807); С. Дистуниса и др. "Плутарховы сравнительные жизнеописания" (СПб., 1810, 1814—16, 1817—21); "Жизнеописания П." под ред. В. Герье (М., 1862); биографии П. в дешевом изд. А. Суворина (пер. В. Алексеева, т. I—VII) и под заглавием "Жизнь и дела знаменитых людей древности" (М., 1889, I—II); "Беседа о лице, видимом на диске луны" ("Филол. обозрение" т. VI, кн. 2). Ср. исследование Я. Елпидинского "Религиозно-нравственное мировоззрение Плутарха Херонейского" (СПб., 1893).
А. М. Л.

Дополнительная информация об авторе:
Материал в Википедии
Книги (1)
Нет ни одного отзыва