0

Максим Грек

Максим Грек (в миру Михаил Триволис) (ок. 1470 – 12 XII1555) – писатель, публицист, переводчик. И. Денисов доказал тождество М. Г. с малоизвестным до того греком-гуманистом Михаилом Триволисом, прояснив тем самым начальные страницы биографии писателя. М. Г. родился в Арте в аристократической греческой семье Триволисов (его отца звали Мануилом, а мать – Ириной). В 1490–1491 гг. М. Г. баллотировался (неудачно) в состав совета острова Корфу, а через год направился, подобно многим соотечественникам-эмигрантам, в Италию. Поначалу он обосновался во Флоренции, где познакомился с Анджело Полициано, Марсилио Фичино и другими знаменитостями, которыми была богата Италия эпохи Возрождения. Учился М. Г. также у прославленного гуманиста Иоанна Ласкариса, для которого он переписал греческий сельскохозяйственный трактат X в. «Геопоники». Побывал он также в Болонье, Падуе, Милане; в Венеции, где любознательный юноша жил с 1496 г., он «часто хаживал книжным делом» к известному типографу Альцу Мануцию. В 1498 г. М. Г. поселился в Мирандоле, состоя на службе у Джованни Франческо Пико делла Мирандола, племянника знаменитого автора «Речи о достоинстве человека». Но из всех впечатлений, вынесенных из Италии, наиболее сильным оказалось впечатление от проповедей Джироламо Савонаролы, гибель которого М. Г. подробно описал, уже находясь в Московии («Повесть страшна и достопаметна и о совершенном иноческом жительстве»). Очевидно, влиянием идей Савонаролы объясняется решение М. Г. постричься в доминиканском монастыре Сан Марко, который еще был полон воспоминаниями о великом реформаторе. В Сан Марко М. Г. пробыл недолго – с 1502 по 1504 г.; неспокойная душа не давала ему долго оставаться на одном месте. Он навсегда покидает Италию, с тем чтобы обосноваться на Афоне, где выученик итальянских гуманистов постригся в Ватопедском монастыре под именем Максима. Этот момент стал переломным в жизни М. Г.: отныне он отрекается от своих прежних увлечений, чтобы целиком предаться изучению богословия, хотя отзвуки культуры Ренессанса дают о себе знать во многих его позднейших сочинениях. Покойная жизнь М. Г. продолжалась недолго: в 1516 г. по запросу великого князя Василия III он выехал в Москву для перевода Толковой Псалтири. Когда работа была завершена (по-видимому, в 1522 г.), М. Г. обратился к великому князю со специальным посланием, в котором просил отпустить его обратно на Святую Гору. Просьба ученого старца не была уважена: московские власти предпочли оставить его при себе, используя для перевода и исправлений других книг. Для задержки М. Г. были, конечно, и другие мотивы, о которых афонскому старцу в порыве откровенности поведал один из его московских знакомых И. Н. Берсень Беклемишев: «Пришол еси сюда, а человек еси разумной, и ты здесь уведал наше добрая и лихая, и тебе, там пришод, все сказывати» (ААЭ. 1836. Т. 1. С. 143). В Москве М. Г. собрал вокруг себя целый кружок образованных людей, которые приходили в его келью в Чудов монастырь «говаривать с ним книгами» (И. В. Токмаков, В. М. Тучков-Морозов, И. Д. Сабуров и др.). Тогда же М. Г. познакомился и сблизился с Вассианом Патрикеевым, возглавлявшим партию нестяжателей, и принял участие в обсуждении многих животрепещущих проблем русской жизни того времени. Это предопределило его дальнейшую судьбу. В 1525 г. переводчик попал под следствие по делу Берсеня, а затем предстал и перед церковным собором, причем его обвинили в ереси, в сношениях с турецким правительством (в настоящее время благодаря находке сибирского списка судного дела М. Г. доказана полная несостоятельность этого обвинения) и заточили в Иосифо-Волоколамский монастырь. Вторично, на этот раз – вместе с Вассианом, М. Г. был вызван на собор 1531 г., на котором ему предъявили новые обвинения, в частности в порче богослужебных книг. Теперь ученого грека сослали в Тверской Отроч монастырь под надзор тамошнего епископа Акакия. Тверская ссылка оказалась благодаря сочувствию епископа Акакия менее тяжкой для опального писателя – «он получил возможность читать и писать. Лишь в 1551 г. или, как убедительно предполагает Н. В. Синицына, в 1547–1548 гг. по ходатайству игумена Троице-Сергиевой лавры Артемия М. Г. переводят в Сергиев монастырь, где он умер и где покоится его прах. Дата смерти писателя остается предметом споров. Обычно называемое число – 21 января 1556 г. определяется днем памяти М. Г. Но память многострадального афонца была приурочена к дню, когда церковь вспоминает его патрона – Максима Исповедника. Поэтому следует отдать предпочтение сообщению позднего Жития Максима (составленного в нач. XVIII в. С. Ф. Моховиковым) о его смерти в декабре 1555 г. От итальянского периода жизни М. Г. сохранилось всего шесть писем (Николаю Тарскому, Иоанну Григоропуло, Сципиону Картеромаху), от афонского – четыре эпитафии, одна эпиграмма и канон Иоанну Крестителю (все эти произведения обнаружены и опубликованы И. Денисовым). Наиболее интенсивная писательская деятельность М. Г. приходится на вторую половину его жизни, проведенную в России. По подсчетам А. И. Иванова (который, впрочем, неоправданно приписал ученому греку много не принадлежащих ему текстов), литературное наследие афонского старца насчитывает 365 номеров. Свою литературную деятельность в Москве М. Г. начал с перевода Толковой Псалтири, еще недостаточно хорошо владея русским языком, поэтому порядок перевода был такой: сначала он переводил Псалтирь с греческого на латинский, а затем толмачи Дмитрий Герасимов и Влас Игнатов переводили ее на русский язык. В дальнейшем М. Г. вполне освоил русский, хотя исследователи отмечают и в позднейших его произведениях языковые особенности, изобличающие автора-грека. Впрочем, есть основания думать, что какие-то тексты М. Г. первоначально писал по-гречески, и лишь потом он сам или его сотрудники переводили их на русский язык. В двух вариантах – греческом и русском – сохранилось его послание П. И. Шуйскому; недавно П. Бушкович обнаружил греческий, притом стихотворный, оригинал еще двух статей афонца – его «Слова о покаянии» и «Слова обличительного на еллинскую прелесть». Литературная деятельность М. Г. весьма многогранна. Важное место в ней занимают переводы, среди которых на первом месте стоят книги Священного писания и толкования на них, затем – сочинения древних церковных авторов, в особенности – Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста; многое также перевел М. Г. из сборника житий святых Симеона Метафраста и византийской энциклопедии X в. – Лексикона Свиды. Занимался он и исправлением уже существующих переводов, в том числе богослужебных книг. Свою практику книжной справы ученый старец обосновал в специальных сочинениях («Слово отвещательно о исправлении книг русских», «Слово отвещательно о книжном исправлении»), которые, кроме того, должны были опровергнуть возводимые на него обвинения в порче книг. Развернутое обоснование М. Г. своих принципов перевода позволило С. Матхаузеровой связать с его именем новую в Древней Руси – «грамматическую» теорию перевода. Афонский старец указывает на требования, которые должны предъявляться к тем, кто мнит себя знатоками греческого языка («О пришельцах философех»). К этой статье М. Г. приложил стихотворение «О том, како подобает входити во святыя божия храмы», причем претендующему на роль учителя греческого языка предлагалось перевести его и определить размер. М. Г. является автором сочинения по ономастике – «Толкования именам по алфавиту», которое было по достоинству оценено и использовано составителями Азбуковников. В рукописях ученому греку приписывается также целый ряд статей по вопросам грамматики, но принадлежность ему большей их части сомнительна. Из оригинальных сочинений М. Г. наибольший литературный интерес представляют его публицистические произведения, в частности, доказывающие недопустимость монастырского землевладения («Стязание о известном иноческом жительстве», «Слово душеполезно зело внимающим ему» и др.); в качестве примера для подражания при этом указываются западные нищенствующие монашеские ордены («Повесть страшна и достопаметна...», послание о францисканском и доминиканском орденах). В других словах и посланиях М. Г. раскрывает свои взгляды на государственную власть («Главы поучительны начальствующим правоверно», «Слово к начальствующему на земли» и др.). Его политическим идеалом является гармония между светской и духовной властями; эта идея восходит к византийским теоретикам (Юстиниан, Агапит). Публицист требует, чтобы властодержец прислушивался к мнению своих советников и приближенных; образец правителя для М. Г. воплощает Александр Македонский (неозаглавленный отрывок об Александре Македонском). Особенной известностью среди публицистики М. Г. пользуется «Слово, пространно излагающе с жалостию нестроения и безчиния царей и властей последнего жития», написанное в смутный период после смерти Василия III и представляющее собой развернутую аллегорию. Россию символизирует здесь жена, сидящая при пути в черной одежде вдовицы, окруженная дикими зверями. Жена объясняет автору, что имя ее Василия (т. е. царство), и она плачет, потому что ею правят властолюбцы и славолюбцы, не пекущиеся о благе подданных. В целом цикле сочинений М. Г. ополчается против астрологии и веры в фортуну («Слово противу тщащихся звездозрением предрицати о будущих и о самовластии человеком», «Послание к некоему иноку, бывшему во игуменех, о немецкой прелести, глаголемой фортуне, и о колесе ея» и др.); он отстаивает свободу воли человека («самовластный дар»), которую упраздняет зависимость человеческой судьбы от звезд. Не оставил воинственный публицист без внимания и многие апокрифы, обращавшиеся на Руси (Сказание Афродитиана, Луцидариус, Апокриф о иерействе Иисуса Христа и др.), а также разного рода суеверия. В «Слове обличительном, вкупе и развращательном, лживаго писаниа Афродитиана, персянина зломудреннаго» М. Г. выставляет требования, которым должно удовлетворять истинное, неапокрифическое произведение: оно должно быть написано известным церковным автором, должно согласовываться со Священным писанием, и, наконец, в нем самом не должно быть противоречий. Особое место среди публицистического наследия М. Г. занимают его сочинения, направленные против неправославных христиан (католиков, лютеран, армян) и адептов других религий (иудеев, магометан, эллинов-язычников). Наиболее яростно ополчается М. Г. против придворного медика и полемиста Николая Булева, который ратовал за соединение православной и католической церквей. Обращаясь к классическим памятникам византийской догматической публицистики (патриарх Фотий), М. Г. приводит все новые и новые аргументы, доказывающие основные заблуждения католической церкви: учение об исхождении святого Духа от Отца и Сына (filioque), веру в чистилище, употребление опресноков («латыньскыя три большия ереси»). К антилатинским произведениям афонского инока (в особенности к его «Слову на латинов») не раз обращались западнорусские полемисты 2-й пол. XVI–XVII вв. Велико также эпистолярное наследство М. Г., причем в его посланиях сказывается знакомство с византийской теорией письма. До нас дошли послания старца как высокопоставленным особам (Василию III, Ивану Грозному, митрополитам Даниилу, Макарию), так и неизвестным по имени инокам, послания, в которых он просит о помощи, сам предлагает советы и утешения, истолковывает разные понятия церковного и светского обихода. Настоящий византийский книжник-энциклопедист, М. Г. оказал огромное влияние на культуру Древней Руси, на русских книжников, как на своих современников, общавшихся с ученым старцем, так и на последующие поколения, читавшие его творения. В разные годы он обучал греческому языку русских людей – инока Силуана, В. М. Тучкова-Морозова, Нила Курлятева. Сохранилась греческая Псалтирь (ГПБ, Соф. собр., № 78) – автограф М. Г., по которой он обучал Вениамина, ризничего тверского епископа Акакия. За разного рода справками к нему обращались такие начитанные люди, как Вассиан Патрикеев, Ф. И. Карпов и др. Горячими поклонниками М. Г. были и Троицкий игумен Артемий, и князь А. М. Курбский, рассматривавший свою переводческую деятельность на Волыни как выполнение заветов ученого грека; ревностным почитателем его был и другой Троицкий игумен – Дионисий Зобниновский. М. Г. был объявлен преподобным, появляются Сказания о Максиме Греке, самое раннее из которых И. Денисов атрибутирует все тому же А. М. Курбскому. Особенно популярны стали афонский старец и его творения у старообрядцев, не в последнюю очередь потому, что два его сочинения (о сугубой аллилуйи и двуперстном крестном знамении) укрепляли их позиции по отношению к православной церкви. Старообрядцем был и С. Ф. Моховиков, автор пространного Жития М. Г., написанного в нач. XVIII в. Первые рукописные собрания сочинений М. Г. (т. е. сборники с определенным набором его произведений, расположенных в определенной последовательности) составлялись еще при его жизни и под его непосредственным наблюдением; в четырех из них (ГБЛ, ф. 173, собр. МДА фунд., № 42; ф. 173. III, собр. МДА, № 138 (по временному каталогу); ф. 37, собр. Большакова, № 285; ф. 256, собр. Румянцева, № 264), как установила Н. В. Синицына, сохранились автографы писателя – правка, написанные его рукой заглавия статей, маргинальные глоссы. После его смерти появляются новые собрания сочинений, которые включают новые произведения, в том числе ошибочно приписываемые М. Г. (последнее, самое обширное собрание составлено во 2-й пол. XIX в. Т. Ф. Большаковым). Первую попытку дать археографический обзор рукописей, содержащих творения М. Г., предпринял в конце прошлого века С. А. Белокуров. В настоящее время эта работа значительно продвинулась вперед: в книгах Н. В. Синицыной и Д. М. Буланина (в Приложении, составленном совместно с А. Т. Шашковым) распределены по типам и описаны 128 сборников сочинений писателя (точнее назвать их единицами хранения, так как в одних случаях под тем же переплетом существует несколько собраний сочинений М. Г., в других – они разделены на две книги, а иногда собрание сочинений занимает лишь часть рукописи). Еще два сборника сочинений афонского старца хранятся: один – в Парижской Национальной библиотеке, Slave 123 (постатейно описан в книге А. Лангелера), другой, содержащий выборку текстов из первого, – в Венской Национальной библиотеке, God. slav. 162 (постатейно описан в статье Г. Биркфеллнера). Оказалось, что из числа учтенных С. А. Белокуровым сборников сочинений М. Г. в современных хранилищах не выявлено лишь три (соответствия между их номерами в книге С. А. Белокурова и современными шифрами приведены в книгах Н. В. Синицыной и Д. М. Буланина; сборник, описанный в книге С. А. Белокурова под № 243, находится в Парижской Национальной библиотеке). Списки статей М. Г., рассеянные по сборникам смешанного содержания, пока не поддаются учету. Яркое публицистическое дарование, разнообразие тематики сочинений и необычная трагическая судьба писателя обусловили интерес к его сочинениям и личности со стороны исследователей-медиевистов. Недавно М. Г. стал героем и художественного произведения – романа Мицоса Александропулоса «Сцены из жизни Максима Грека» (М., 1980). Насчитывающая много номеров библиография работ о М. Г., вышедших до 1969 г., приведена в книге А. И. Иванова, а потому в нижеследующем перечне литературы за этот период указано лишь несколько наиболее значительных трудов. Историографические обзоры литературы о М. Г., вышедшей в советское время, можно найти в статьях Р. Ризалити и Н. А. Казаковой. Со времени выхода в свет книги А. И. Иванова в изучении творчества афонского книжника достигнуты серьезные успехи, поэтому в библиографию включены по возможности все работы, посвященные М. Г. и вышедшие после 1969 г. Хуже обстоит дело с изданием литературного наследия М. Г. Выпущенное в Казани в прошлом веке трехтомное собрание его творений не соответствует современным научным требованиям и давно уже стало библиографическим раритетом. Отдельные сочинения писателя печатались разными исследователями в разное время, но часть из них появлялась в малодоступных журналах, другие – издавались без предварительной текстологической работы, а значительное количество оригинальных текстов и переводов, вышедших из-под пера М. Г., и по сию пору остается в рукописях. Издание всего корпуса его творений – актуальная задача современной медиевистики. Нижеследующий перечень изданий М. Г. составлен следующим образом: за период до 1969 г. в него включены только публикации текстов, которых нет в Казанском издании (сведения об остальных можно почерпнуть в книге А. И. Иванова); публикации, появившиеся после 1969 г., перечисляются по возможности исчерпывающим образом. Изд.: Филарет [Гумилевский]. Максим Грек // Москвитянин. 1842. № 11. С. 45–96; Геннадии Г. О типографском знаке альдинских изданий // Библиографическая летопись. 1858. Т. 1, № 6. С. 184–185; Сочинения преподобного Максима Грека. Казань, 1859–1862. Ч. 1–3; 2-е изд. Казань, 1894–1897. Ч. 1, 3; то же в переводе на русский яз.: Сочинения преподобного Максима Грека в русском переводе. Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1910–1911. Ч. 1–3; Строев. Словарь. С. 205–207; Ягич И. В. Рассуждения южнославянской и русской старины о церковнославянском языке // Исследования по русскому языку. СПб., 1895. Т. 1. С. 582–633; Лопарев X. 1) Описание рукописей имп. Общества любителей древней письменности. СПб., 1899. Ч. 3. С. 186–227; 2) Заметка о сочинениях прей. Максима Грека // Библиографическая летопись. Пг., 1917. Т. 3. С. 50–70; Никольский Н. К. Материалы для истории древнерусской духовной письменности // Христ. чт. 1909. № 8–9. С. 1119–1125; Щеглова С. А. К истории изучения сочинений пред. Максима Грека // РФВ. 1911. Т. 66, № 3–4. С. 22–36; Бедржицкий Л. Л. Статья Максима Гр. о грамматике по рукописи Москов. Румянц. м. № 264 // РФВ. 1913. Т. 69, № 2. С. 482–487; Златарски В. Н. История на Българската държава през средните векове. София, 1918. Т. 1, ч. 1. С. 420–421; Ржига В. Ф. 1) Опыты по истории русской публицистики XVI века: Максим Грек как публицист // ТОДРЛ. Л., 1934. Т. 1. С. 5–120; 2) Неизданные сочинения Максима Грека // Byzantinoslavica. 1935–1936. Т. 6. С. 86–109; Denissoff Е. Maxime le Grec et l’Occident: Contribution à 1’histoire de la pensée religieuse et philosophique de Michel Trivolis. Paris; Louvain, 1943 (с переводом греческих и славянских текстов на франц. яз.); Клибанов А. И. К изучению биографии и литературного наследия Максима Грека // ВВ. М., 1958. Т. 14. С. 148–174 (перевод греческих текстов на русский яз.); Синицына Н. В. Послание Максима Грека Василию III об устройстве афонских монастырей // Там же. М., 1965. Т. 26. С. 110–136; Клосс Б. М. Максим Грек – переводчик повести Энея Сильвия «Взятие Константинополя турками» // Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник 1974 г. М., 1975. С. 55–61; Ковтун Л. С. Лексикография в Московской Руси XVI – начала XVII в. Л., 1975 (Гранстрем Е. Э. [Рецензия] // ВВ. М., 1977. Т. 38. С. 252–254); Голышенко B. C. Неизданное полемическое сочинение Максима Грека в списке XVII в. // Памятники русского языка: Исследования и публикации. М., 1979. С. 239–253; Громов М. Н. Максим Грек. М., 1983 (отрывки в переводе на русский яз.); Буланин Д. М. 1) Переводы и послания Максима Грека: Неизданные тексты. Л., 1984 (Нaneу J. V. [Рецензия] // The Slavonic and East European Review. 1986. № 2. P. 291–294); 2) Древнерусский перевод законов хана Крума // Старобългаристика. 1984. Год. 8. № 1. С. 47–58; ПЛДР. Конец XV – первая половина XVI века. М. 1984. С. 456–493, 739–744; Langeler A. Maksim Grek, byzantijn en humanist in Rusland. Amsterdam, 1986 (с переводом славянских текстов на голландский яз.) (Буланин Д. М. Голландская диссертация о литературном наследии Максима Грека. [Рецензия] // РЛ. 1987. № 1. С. 224–230). Лит.: Белокуров С. О библиотеке московских государей в XVI столетии. М., 1898; Соболевский. Переводная литература. С. 260–279; Гудзий Н. К. Максим Грек и его отношение к эпохе итальянского Возрождения // Университетские известия. Киев, 1911. № 7. С. 1–19; Иконников В. С. Максим Грек и его время. Киев, 1915; Дунаев Б. И. Пр. Максим Грек и греческая идея на Руси в XVI веке. М., 1916; К1оstermann R. A. 1) Maxim Grek in der Legende // Zeitschrift für Kirchengeschichte. 1934. Bd 53,3. Folge 4. S. 171–228; 2) Legende und Wirklichkeit im Lebenswerk von Maxim Grek // Orientalia Christiana Periodica. 1958. Vol. 24. S. 353–370; Пαπαμιχαήλ Г. Μάξιμοζ ὁ πρῶτοζ φωτιστὴζ τῶν “Ρώσων. ’Εν ’Αζήναιζ, 1951; Белоброва O. A. 1) К вопросу об иконографии Максима Грека // ТОДРЛ. М.; Л., 1958. Т. 15. С. 301–309; 2) К иконографии Максима Грека // ВВ. М., 1973. Т. 34. С. 244–248; SсhuItze В. Maksim Grek als Theologe. Roma, 1963 (Orientalia Christiana Analecta. N 167); Baracchi M. 1) Ricerche sull’ opera di Maksim Grek // «Acme»: Annali della Facoltà di Lettere e Filosofia dell ’Università degli Studi di Milano. 1968. An. 21. Fasc. 2. P. 217–256; Fasc. 3. P. 261–325; 2) La lingua di Maksim Grek // Istituto Lombardo. Rendiconti. Classe di leltere e sciênze morale e storiche. 1971. Vol. 105. P. 253–280; 1972. Vol. 106. P. 243–267; 3) Echi letterari italiani nella Moscovia cinquecentesca? (Confronto di uno «Slovo» di Maksim Grek con motivi e tecniche della «Divina Commedia») // Mondo Slavo e cultura italiana. Contributi italiani al IX Congresso Internazionale degli Slavisti. Kiev, 1983. Roma, 1983. P. 13–37; Иванов А. И. 1) Литературное наследие Максима Грека. Л., 1969 (Tachiaos А.-Е. [Рецензия] // Cyrillomethodianum. 1971. Т. 1. Р. 214–215; Vоdoff V. [Рецензия] // Revue de littérature comparée. 1971. An. 45. № 3. P. 408–411; Оlmsted Н. [Рецензия] // Kritika. 1971. Vol. 8. N 1. P. 1–27; Abramtsev D. F. [Рецензия] // One Church. Единая церковь. 1972. Vol. 26, Nº 2. P. 95–96); 2) Максим Грек и итальянское Возрождение // ВВ. М., 1972. Т. 33. С. 140–157; Т. 34. С. 112–121; М., 1973. Т. 35. С. 119–136; 3) О пребывании Максима Грека в доминиканском монастыре св. Марка во Флоренции // Богословские труды. М., 1973. Сб. 11. С. 112–119; 4) Несколько замечаний по поводу издания нового списка «Судного дела Максима Грека» // ТОДРЛ. Л., 1976. Т. 30. С. 284–298; 5) Максим Грек как ученый на фоне современной ему русской образованности // Богословские труды. М., 1976. Сб. 16. С. 142–187; 6) Несколько замечаний к вопросу о лексиконе «Свида» // Там же. М., 1978. Сб. 18. С. 223–230; Фонкич Б. Л. 1) Новый автограф Максима Грека // Byzantinoslavica. 1969. № 1. С. 77–82; 2) Русский автограф Максима Грека // История СССР. 1971. № 3. С. 153–158; 3) Греческо-русские культурные связи в XV–XVII вв. М., 1977 (Гранстрем Е. Э. [Рецензия] // ВВ. М., 1981. Т. 42. С. 208–209); 4) Две палеографические заметки к изданию актов Кастамонита: (новые автографы Иоанна Евгеника и Максима Грека) // ИОЛЯ. 1979. Т. 38, № 4. С. 393–394; Покровский Н. Н. 1) Сибирская находка: (Новое о Максиме Греке) // ВИ. 1969. № 11. С. 129–138; 2) Судные списки Максима Грека и Исака Собаки. М., 1971 (Синицына Н. В. [Рецензия]// ВИ. 1973. № 2. С. 153–156; Казакова Н. А. [Рецензия] // История СССР. 1973. № 2. С. 176–179); 3) Максим Грек: загадки судьбы // Знание – сила. 1973. № 5 (551). С. 42–44; 4) Замечания о рукописи Судных списков Максима Грека // ТОДРЛ. Л., 1981. Т. 36. С. 80–102; 5) Путешествие за редкими книгами. М., 1984. С. 68–109; Синицына Н. В. 1) Приемы текстологического анализа собраний сочинений Максима Грека XVI–XVIII вв. // Тез. докл. на конф. по вопросам археографии и изучения древних рукописей. Тбилиси, 1969. С. 57–59; 2) Максим Грек и его место в литературе XVI–XVIII вв. // Совещ. «Древнерусская литература и проблемы истории русской культуры XVIII–XX веков». Тез. докл. Л., 1969. С. 9–10; 3) Рукописная традиция XVI–XVIII вв. собраний сочинений Максима Грека: (К постановке вопроса) // ТОДРЛ. Л., 1971. Т. 26. С. 259–266; 4) Ранние рукописные сборники сочинений Максима Грека: (кодикологическое исследование) // АЕ за 1971 г. М., 1972. С. 130–140; 5) Максим Грек и Савонарола: (О первом рукописном собрании сочинений Максима Грека) // Феодальная Россия во всемирно-историческом процессе. М., 1972. С. 149–156; 6) Этический и социальный аспекты нестяжательских воззрений Максима Грека // Общество и государство феодальной России. М., 1975. С. 159–170; 7) Русские автографы Максима Грека // Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник 1975 г. М., 1976. С. 7–15; 8) Les autographes russes de Maxime le Grec // Actes du XIV Congrès International des études byzantines. Bucarest, 1976. T. 3. P. 147–150; 9) Сборники сочинений Максима Грека с его автографами // Studia codicologica. Berlin, 1977. С. 451–455; 10) Максим Грек в России. М., 1977 (Буланин Д. М. [Рецензия] // РЛ. 1977. № 4. С. 222–224; Гранстрем Е. Э., Ковтун Л. С. [Рецензия] // История СССР. 1977. № 6. С. 191–195; Baracchi М. [Рецензия] // Ricerche Slavistiche. 1977–1979. Vol. 24–26. P. 197–206; Haney J. V. [Рецензия] // The American Historical Review. 1978, april. P. 487; Покровский Н. Н. [Рецензия] // ВВ. М., 1980. Т. 41. С. 269–273); 11) Максим Грек в России: Автореф. дис. ... докт. ист. наук. М., 1977; 12) Авторское самосознание в русской литературе и общественной мысли // Россия на путях централизации. М., 1982. С. 213–220; Казакова Н. А. 1) Очерки по истории русской общественной мысли: (первая треть XVI века). Л., 1970. С. 155–243; 2) Максим Грек в советской историографии // ВИ. 1973. № 5. С. 149–157; 3) Максим Грек и идея сословной монархии // Общество и государство феодальной России. С. 151–158; Шмидт С. О. Новое о Тучковых (Тучковы, Максим Грек, Курбский) // Исследования по социально-политической истории России. Л., 1971. С. 129–141; Зимин А. А. 1) Максим Грек и Василий III в 1525 г. // ВВ. М., 1971. Т. 32. С. 61–84; 2) Россия на пороге нового времени. М., 1972. С. 267–299, 323–330; Ковтун Л. С. О стиле Максима Грека: (отбор лексических средств) // Русская историческая лексикология и лексикография. Л., 1972. Вып. 1. С. 21–27; Ковтун Л. С., Синицына Н. В., Фонкич Б. Л. Максим Грек и славянская Псалтырь: (сложение норм литературного языка в переводческой практике XVI в.) // Восточнославянские языки: Источники для их изучения. М., 1973. С. 99–127; Haney J. V. From Italy to Muscovy: The Life and Works of Maxim the Greek. München, 1973 (Thomson F. J. (Рецензия] // Canadian Slavonic Papers. 1975. Vol. 17. N 2–3. P. 525–526; Вulanin D. М. [Рецензия] // Slavic Review. 1975. Vol. 34. N 4. P. 872–873; Vasоli С. [Рецензия] // Rivista storica Italiana. 1976. An. 88. Fasc. 4. P. 871–881); Risaliti R. Massimo il Greco alia luce della più recente storiografia Sovietica // Umanesimo e teologia tra ’400 e ’500. P. 392–403 (Memorie domenicane. 1973. Nuova Serie. N 4); Буланин Д. М. 1) Античное наследие у Максима Грека: (к постановке вопроса) // Материалы XI науч. студ. конф., посвященной памяти В. И. Ленина. Филология. Тезисы. Новосибирск, 1973. С. 30–31; 2) Максим Грек – комментатор Григория Богослова // Древнерусская книжность: Резюме докл. на конф. молодых специалистов. Л., 1975. С. 5–6; 3) Комментарии Максима Грека к словам Григория Богослова // ТОДРЛ. Л., 1977. Т. 32. С. 275–289; 4) К изучению переводческой деятельности Максима Грека // РЛ. 1978. № 3. С. 119–125; 5) Максим Грек и византийская литературная традиция: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Л., 1978; 6) Источники античных реминисценций в сочинениях Максима Грека // ТОДРЛ. Л., 1979. Т. 33. С. 67–79; 7) Об одном из источников сочинений Максима Грека // Там же. С. 432–433; 8) Лексикон Свиды в творчестве Максима Грека // Там же. Л., 1979. Т. 34. С. 257–285; 9) Вологодский архиепископ Иона Думин и рукописная традиция сочинений Максима Грека // Источниковедение литературы Древней Руси. Л., 1980. С. 174–180; 10) «Окружное послание» константинопольского патриарха Фотия в древнерусских рукописях XVI–XVII вв. // Старобългаристика. 1981. Год. 5. № 2. С. 35–54; 11) Послание патриарха Фотия архиепископу Аквилейскому в древнерусском переводе // Древнерусская книжносты По материалам Пушкинского Дома. Л., 1985. С. 220–229; Шашков А. Т. 1) Сочинения Максима Грека в старообрядческой рукописной традиции XVIII века // Материалы XII всесоюз. науч. студ. конф., посвященной памяти В. И. Ленина. Филология. Новосибирск, 1974. С. 38–39; 2) Максим Грек и поморские палеографы начала XVIII в. // Древнерусская книжность: Резюме докл. на конф. молодых специалистов. С. 38–40; 3) Поморский кодекс сочинений Максима Грека // Источниковедение и археография Сибири. Новосибирск, 1977. С. 93–123; 4) Максим Грек и идеологическая борьба в России во второй половине XVII – начале XVIII в.: (Подделка и ее разоблачение) // ТОДРЛ. Т. 33. С. 80– 87; 5) Максим Грек в старообрядческой рукописной традиции XVIII в. Урала, Поморья и Сибири // Из истории духовной культуры дореволюционного Урала. Свердловск, 1979. С. 28–39; 6) «Броня правды» Д. В. Батова о подделке в сочинениях Максима Грека // Изв. Сибирск. отд. АН СССР. Сер. обществ, наук. 1980. № 11. Вып. 3. С. 46–50; 7) «Обличение на Соловецкую челобитную» Юрия Крижанича и споры XVII в. вокруг наследия Максима Грека // Сибирское источниковедение и археография. Новосибирск, 1980. С. 59–72; 8) Афанасий Холмогорский и идейно-литературное наследие Максима Грека // Русская и армянская средневековые литературы. Л., 1982. С. 173–184; 9) Сочинения Максима Грека в старообрядческой рукописной традиции и идеологическая борьба в России во второй половине XVII – первой половине XVIII вв.: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Новосибирск, 1982; 10) Тагильский сборник сочинений Максима Грека: (кодикологические заметки) // Рукописная традиция XVI–XIX в. на востоке России. Новосибирск, 1983. С. 4–14; 11) Сборники сочинений Максима Грека в составе библиотеки Кирилло-Белозерского монастыря в XVI–XVII вв. // Литература и классовая борьба эпохи позднего феодализма в России. Новосибирск, 1987. С. 5–11; Сiоffari G. Massimo il Greco e Savonarola: (A proposito dell’art. di A. I. Ivanov in: Bogoslovskie Trudy, n. 11) // Nicolaus. 1975. An 3. Fasc. 1. P. 199–208; Клосс Б. М. Никоновская летопись и Максим Грек // ТОДРЛ. Т. 30. С. 124–131; Матхаузерова С. Древнерусские теории искусства слова. Praha, 1976 (Панченко А. М. [Рецензия] // РЛ. 1981. № 3. С. 203–208; Ковтун Л. С., Колесов В. В. Рецензия] // ТОДРЛ. Л., 1983. Т. 37. С. 391–400; Мончева Л. [Рецензия] // Език и литература. 1984. № 4. С. 115–118); Позднякова Н. И. Максим Грек – автор «Канона Параклиту» // Литература Древней Руси. М., 1978. Вып. 2. С. 57–66; Чеботарева А. Н. Устойчивые метафорические словосочетания в публицистических сочинениях Максима Грека // Исследования словарного состава русского языка XVI–XVII вв. Красноярск, 1980. С. 19–27; Freydank D. Sein und Werden im Kirchenslawischen des 16. Jahrhundert. Zu Maksim Grek III, S. 421–423 // Zeitschrift für Slawistik. 1981. Bd 26, N 5. S. 710–714; Obolensky D. Italy, Mount Athos and Muscovy: The three Worlds of Maximos the Greek // Proceedings of the British Academy. 1981. T. 67, P. 143–161; Birkfellner G. Materialien zur russischen Literatur – und Geistesgeschichte: unbekannte Maksim Grek-überlieferung // Wiener Slawistischer Almanach. 1982. Bd 10. S. 21–42; Райчинов С. Новооткрит южнославянски прение от съчинение на Максим Грек // Език и литература. 1982. № 6. С. 89– 2; Громов М. Н. Философские знания в древнерусской книге: (на примере творчества Максима Грека) // Современные проблемы книговедения, книжной торговли и пропаганды книги. Межведомственный сборник научных работ. М., 1983. Вып. 2. С. 88–94; Bushkovitch P. Two Unknown Greek Texts of Maxim the Greek // Jahrbücher für Geschichte Osteuropas. 1984. Bd 32. H. 4, P. 559–561; Плигузов А. И. Василий Тучков – собеседник Максима Грека // Исследования по источниковедению истории СССР XIII–XVIII вв. М., 1986. С. 62–93. Доп.: Ostrowski D. Рец. на кн.: Синицына Н. В. Максим Грек в России. М., 1977 // Kritika. 1979. Vol. 15. P. 17–30; Olmsted H. M. A Learned Greek Monk in Muscovite Exile: Maksim Grek and the Old Testament Prophets // Modern Greek Studies Yearbook. 1987. Vol. 3. P. 1–73; Taube M., Olmsted H. «Povest’ o Esfiri»: The Ostroh Bible and Maksim Grek’s Translation of the Book of Esther // Harvard Ukrainian Studies. 1987. Vol. 11, N 1/2. P. 100–117; Синицына Н. В. Исайя Каменец-Подольский и Максим Грек: (из истории культуры второй половины XVI в.) // Литература и искусство в системе культуры. М., 1988. С. 195–208.
Д. М. Буланин

Словарь книжников и книжности Древней Руси

Книги (3)
Нет ни одного отзыва