0

Шиллер Фридрих

Шиллер (Schiller), Фридрих (10 нояб. 1759 – 9 мая 1805) – нем. поэт, философ и историк. В 1773–80 учился медицине в Штутгартской "академии". С 1787 жил в Веймаре.
В филос. развитии Ш. выделяются докантовскии период ("О взаимосвязи животной природы человека с его духовной природой" – "Versuch über den Zusammenhang der thienschen Natur des Menschen mit seiner geistigen", Stuttg., 1780; "Теософия Юлия" – "Theosophie des Juleus", 1780, изд. Lpz., 1786), период усвоения философии Канта ("О причинах удовольствия, получаемого от трагич. предметов" – "Über den Grund des Vergnügens an tragischen Gegonständen", опубл. в журн. "Neue Thalia", 1792, №1; "О трагич. иск-ве" – "Über die tragische Kunst", опубл. там же, 1792, № 2) и период ее творч. переосмысления, когда были написаны осн. филос.-эстетич. соч. Ш. – "О грации и достоинстве" ("Über Anmuth und Würde", опубл. в журн. "Neue Thalia", 1793, № 3), "Об эстетическом воспитании человека" ("Uber die ästhetische Erziehung des Menschen", опубл. в журнале "Die Horen", 1795, вып. 1–2), "О наивной и сентиментальной поэзии" ("Über naive und sentimentalische Dichtung", опубл. там же, вып. 11–12; 1796, вып. 1). Усвоение идей Канта дало сильный толчок филос.-эстетич. размышлениям Ш., прояснило его мысль и дало ему развитую терминологию, но не затронуло самих глубин ого представлений, так что Ш. не стал философом-кантианцем.
Характер мысли Ш. определен прежде всего традициями просветительского морализма – англ. моральной философии 18 в. (Т. Рид, Локк, Шефтсбери, Юм, Фергюсон), а также немецкой "популярной философии" (X. Гарве, Т. Абт и др.). Как моралисту Ш. присуще дуалистич. противопоставление идеального и действи- тельного, духа и тела, формы и материи и притом под знаком должного. В этом плане Ш. воспринимал и кантовские антиномии. Но если у просветителей-моралистов эти противоречия легко преодолевались в конечной идеальной гармонии сущего (как у Шефтсбери), то для Ш. противоречивость мира – трагич. судьба. Морализм Ш. определяет и то, что проблема человека, его истории и человеч. общества – главная в его философии. Здесь Ш. смыкается и с Гердером, и с Кантом. Сближение с кругом представлений Гёте в сер. 90-х гг. было обусловлено тяготением Ш. к идеалу гармонич. цельности, переживание к-рой у Гёте было столь же первичным, как у Ш. – представление о расколе действительности; в отличие от Гёте, целостность у Ш. всегда остается равновесием динамич. борьбы враждебных сил.
Общей чертой филос.-поэтич. творчества Ш. является то, что подлинными действующими лицами многих его произведений оказываются именно этич. и филос. категории как нек-рые персонификации внутренних динамич. сил бытия. В филос. соч. кантовские категории трансформируются уже потому, что делаются своеобразной поэтич. реальностью. По словам Кассирера, мысль становится у Ш. художеств. формой (см. "Idee und Gestalt", В., 1921, S. 80). Это проявляется и в филос. лирике ("Боги Греции", "Художники", "Идеалы", "Идеалы и жизнь"), и особенно в драмах, в т.ч. в поздних, где при всей конкретной и социально-историч. определенности действующих лиц (как в "Вильгельме Телле") действие протекает в кругу заранее заданных идеальных категорий-сущностей, свое отношение к к-рым выявляют герои драмы. Герои при этом могут быть, но могут и не быть носителями определ. идеи, ее "рупором". Эту конкретную наглядность своих идей имел в виду Ш., когда писал, что он "символизирует" и "колеблется... между понятием и созерцанием, между правилом и чувством, конструированием и гениальностью" ("Der Briefwechsel zwïschen Schiller und Goethe", Bd 1, Lpz., 1964, S. 11). "Символизируемые" категории составляют самый глубокий слой мировоззрения Ш. Оно – "диалогично" (Кассирер) и трагично. Человек остается наедине с миром, с судьбой, со своей виной; таковы заключит. слова хора "Мессинской невесты", оставляющие неясным положит. смысл бытия: "Одно я чувствую и отчетливо постигаю: жизнь не есть высшее из благ, но величайшее зло есть – винa" (Gesammelte Werke, Bd 7, В., 1954, S. 421). Трагизм Ш. противоречив: судьба, "...растаптывая человека, возвышает его" (там же, Bd 1, В., 1955, S. 301).
Разорванный мир противоборствующих сил в трагедиях Ш. уступает место в основных его филос. соч. поискам преодоления противоположностей. Вслед за Кантом в эстетическом он видит середину между теоретическим и практическим ("Письма об эстетич. воспитании"). Динамизируя кантовское противопоставление материи и формы, Ш. говорит о влечении к материи – чувств. влечении и влечении к форме. Итогом этих противоположно направленных устремлений ("чувственное влечение стремится быть определенным извне, воспринять свой объект, влечение к форме стремится само определять, создавать свой объект" – там же, Bd 8, В., 1955, S. 441) является влечение к игре, или инстинкт игры, к-рый стремится воспринимать свой предмет так, как если бы он сам произвел его, и производить так, как стремится воспринимать чувство; влечение к игре, соединяя оба др. влечения, принуждает человека и морально, и физически, но тем самым снимает всякое принуждение и физически, и морально освобождает человека. Если предметом чувств, влечения является жизнь в самом широком смысле, а предметом влечения к форме – образ, форма (Gestalt), то предмет влечения к игре есть живой образ, т.е. красота (см. там же, S. 443). Игра – одно из центр, понятий Ш.; это свободное, самодеят. раскрытие всех сил человека. "Человек играет только тогда, когда он является человеком в полном смысле этого слова, и только тогда является он человеком вполне, когда играет" (там же, S. 446). Человек в игре творит реальность высшего порядка ("эстетическую реальность") и творит самого себя как всестороннюю гармоническую личность, а общество как общество "эстетическое" ("в царстве эстетической видимости осуществляется идеал равенства, который мечтатели хотели бы реализовать и по существу" – там же, S. 496). В прекрасном, игре Ш. надеется восстановить внутр. целостность личности, расколотой в результате калечащего действия разделения труда, преодолеть историч. противоречие между реальным и должным в человеч. жизни, совр. обществе.
В философии культуры, развитой в ст. "О наивной и сентиментальной поэзии" (1796), характерно переплетение историч. и типологич. планов анализа различных типов культуры. В историч. плане "наивное" – синоним нерефлектированного единства человека с природой, в типологич. плане "наивное" и "сентиментальное" – возможные типы художеств. творчества вообще. "Наивный" поэт есть сама природа, "сентиментальный" – стремится к природе, и его поэзия идеальна. Различие между наивным и сентиментальным иск-вом есть различие между индивидуальностью и идеальностью, пластичностью и духовностью формы, между иск-вом ограничения и иск-вом бесконечного стремления к идеалу. Здесь Ш. выступает как непосредств. предшественник типологич. построений в эстетике романтизма (антитеза "классического" и "романтического") – у Ф. и А. Шлегелей, Шеллинга, а также у Гегеля.
В отличие от романтиков и даже от Гёте, человеч. личность стоит в центре внимания философии Ш.: идеальная действительность строится изнутри личности, целостность к-рой должна быть восстановлена эстетич. воспитанием. Не противоречие между моралью и склонностью является сущностью человеч. природы, как, напр., у Канта, а их согласие в достигшей гармонии "прекрасной душе".
Ш. – автор ряда историч. работ ("История отпадения Соединенных Нидерландов" – "Geschichte des Abfalls der vereinigten Niederlande von der spanischen Regierung", Bd 1–2, Lpz., 1788; "История Тридцатилетней войны" – "Geschichte des dreyßigjährigen Krieges", Buch 1–5, Lpz., 1790–92). Осн. принципы понимания истории Ш. берет у Канта: телеология, принцип как привносимый самим историком и др. Историю Ш. понимает как триаду. Характерно его рассуждение в ст. "Нечто о первом человеческом обществе...": "...Прав философ, сие (грехопадение – А. М.) называющий исполинским шагом вперед, ибо лишь благодаря этому шагу человек превратился из раба естественных побуждений в создание, действующее свободно, из автомата – в нравственное существо; совершив этот шаг, он впервые вступил на лестницу, которая через много тысячелетий приведет его к владычеству над собой" (Собр. соч., т. 5, М., 1957, с. 505). Это религ.-этич. представление об истории переплетается у Ш. с трагич. переживанием ее как проявлением суровой неумолимой судьбы, изображением отдельных историч. личностей как ее орудий и игрушек. Филос. и историч. работы Ш. представляют собой значит. шаг в становлении историзма.
Соч.: Schillers Werke. Nationalausgabe, begr. von J. Petersen, Bd 20, 21, Tl 1–2, Weimar, 1962–63; в рус. пер. – Собр. соч., т. 6, М., 1957.
Лит.: Юнг К. Г., Психологич. типы, [пер. с нем.], Цюрих, 1929, гл. 2; Лукач Г., Шиллер как эстетик (вступ. ст.), в кн.: Шиллер Ф., Статьи по эстетике, М.–Л., 1938; Берковский Н. Я., Театр Шиллера, в его кн.: Статьи по лит-ре, М., 1962; Асмус В. Ф., Нем. эстетика 18 в., М., 1962, гл. 5; Koch F., Schillers philosophische Schriften und Plotin, Lpz., 1926; Meng H., Schillers Abhandlung über naive und sentimentalische Dichtung, Frauenfeld–Lpz., 1936; Baumecker G., Schillers Schönheitslehre, Hdlb., 1937; Spranger E..Schillers Geistesart gespiegelt in seinen philosophischen Schriften und Gedichten, В., 1941; Buchwald R., Schiller, neue Ausg., Bd 1–2, [Wiesbaden], 1956; Сysarz H., Die dichterische Phantasie F. Schillers, Tübingen, 1959; Wiese B. von, F. Schiller, Stuttg., [1959]; Dilthey W., Schiller, Gött., [1959]; Roch Α., Die Personalität in Schillers Theorien und Dramen, Köln, 1960 (Diss); Müller R., Studien zum heutigen Schillerbild, Gött., [1961]; Kerry S. S., Schiller's writings on aesthetics, Manch., [1961]; Regin D., Freedom and dignity. The historical and philosophical thought of Schiller, The Hague, 1965; Staiger E., F. Schiller, [Z.], 1967.
Ал. В. Михайлов.Москва.

Дополнительная информация об авторе:
Материал в Википедии
Книги автора
Шиллер Ф. Валленштейн. (1980)
Шиллер Ф. Валленштейнов лагерь. (1859)
Шиллер Ф. Вильгельм Телль. (1981)
Шиллер Ф. Вильгельм Тель. (1843)
Шиллер Ф. Дон Карлос, инфант Испании. (1833)
Шиллер Ф. Достоинство женщин. (1852)

Шиллер Ф. Драмы. (1981)
Шиллер Ф. Другу истины и красоты. (2004)
Шиллер Ф. Заговор Фиеско в Генуе. (1830)
Шиллер Ф. Избранные баллады и стихотворения Ф. Шиллера. (1904)
Шиллер Ф. Мария Стюарт. (1862)
Шиллер Ф. Мессинская невеста. (1829)
Шиллер Ф. Орлеанская дева. (1878)
Шиллер Ф. Отрывки из исторических сочинений Шиллера. (1898)
Шиллер Ф. Песнь о колоколе. (1832)
Шиллер Ф. Покорение Магдебурга. (1859)
Шиллер Ф. Разбойники. (1985)
Шиллер Ф. Разбойники. (1828)
Шиллер Ф. Семела. (1868)
Шиллер Ф. Смерть Валленштейна. (1874)
Шиллер Ф. Статьи по эстетике. (1935) 
Шиллер Ф. Тридцатилетняя война. (1898)
Шиллер Ф. Турандот, принцесса Китайская. (2002)
Шиллер Ф. Характеристические очерки Валленштейна и поход герцога Альбы в Нидерланды через Альпы. (1860)
Шиллер Ф. Что такое всеобщая история и для чего ее изучают. (1869)
Книги (20)
Нет ни одного отзыва