0

Маклаков Василий Алексеевич

Василий Алексеевич Маклаков


Василий Алексеевич Маклаков

Маклаков Василий Алексеевич (10 мая 1869, Москва, – 15 июля 1957, Баден, близ Цюриха, Швейцария). Отец – видный московский врач-окулист, затем профессор медицинского факультета; мать – из богатой помещичьей семьи; брат – Н.А. Маклаков – Черниговский губернатор, министр внутренних дел. В 1890 Маклаков арестован и исключён с естественного отделения физико-математического факультета Московского университета за неблагонадёжность. В 1894 окончил историко-филологический факультет Московского университета, в 1896 сдал экстерном экзамен за юридический факультет. С 1896 присяжный поверенный округа Московской судебной палаты. Участник крупных процессов, в том числе Бейлиса. Особенно выдвинулся в 1905-07 в политических процессах известного большевика Н.Э. Баумана и других. Маклаков считался одним из лучших адвокатов России. (По словам М. Горького, Маклаков послужил одним из прототипов главного героя романа "Жизнь Клима Самгина".) Член 2 – 4-й Государственных Дум. В Думе (особенно в 3-й) пользовался успехом у представителей почти всех партий, выступал обличителем беззакония и произвола в действиях правительства. Славился как один из самых блестящих ораторов Думы. Как политик имел склонность к компромиссам. Член многих комиссий Думы. С 1906 член ЦК партии кадетов, занимал в нём правые позиции. Масон. С 1914 активно работал во Всероссийском земском союзе. В его статье "Трагическое положение" ("Русские Ведомости", 1915, № 221), которая распространялась в многочисленных копиях, в "безумном шофёре", который "править не может", "ведёт к гибели вас и себя", но "цепко ухватился за руль" и не пускает людей, "которые умеют править машиной", - все узнали царя. С 1915 один из лидеров московских кадетов, позиция которых по отношению к правительству и войне была следующим образом выражена на заседании ЦК 29 сентября 1915: "Отложить счёты с властью до момента поражения внешнего врага" (Думова Н.Г., Кадетская партия в период первой мировой войны и Февральской революции, М., 1988., с. 66). Член Прогрессивного блока. Одобрял убийство Г.Е. Распутина, был Ф.Ф. Юсуповым поставлен в известность о заговоре, но от участия в нём отказался.
Во время Февральской революции 1917 назначен 28 февраля комиссаром в Министерство юстиции. Во Временном правительстве ему был обещан пост министра юстиции, но был передан А.Ф. Керенскому. Маклаков возглавил вначале юридическое совещание при Временном правительстве в качестве его председателя, но затем был заменён Ф.Ф. Кокошкиным. "Можно горько пенять, – говорил Маклаков на частном совещании членов Думы 4 мая, – что Временное правительство не поняло в своё время, какую поддержку ему могла бы оказать Государственная Дума" (Думова Н.Г., Кончилось ваше время. М., 1990., с. 136). Вместе с П.Н. Милюковым требовал обуздать революцию, так как Россия "оказалась недостойной той свободы, которую она завоевала" (Думова Н.Г., Кадетская партия в период первой мировой войны и Февральской революции, М., 1988, с. 159). Член Особого совещания по изготовлению проекта Положения о выборах в Учредительное Собрание. Выступил с решительной защитой избирательных прав императорской фамилии: "Легальное происхождение нашей власти идёт не только от революции, а идёт и от некоторых актов царствовавшего дома. Ограничение [семьи Романовых. – Автор] возможно лишь позднее, когда и если – будет провозглашена республика (Думова Н.Г., Кадетская партия в период первой мировой войны и Февральской революции, М., 1988, с. 140). Принимал активное участие в выборной кампании в Москве в мае – июне, особенно в Арбатском районе. Участник Совещания общественных деятелей в Москве 8-10 августа, избран членом постоянного Совета общественных деятелей. В середине августа говорил Л.Н. Новосильцеву: "Передайте генералу Корнилову, что ведь мы его провоцируем... Ведь Корнилова никто не поддержит, все спрячутся..." (Деникин А.И., Очерки русской смуты, т. 2, М., 1991, с. 31). Во время корниловского выступления в разговоре по прямому проводу Маклаков подсказывал генералу единственную возможность спасти положение: "Ваше предложение принято здесь как желание насильственного переворота. Глубоко рад, что это, по-видимому, недоразумение. Вы недостаточно осведомлены о политическом настроении... Необходимо принять все меры, ликвидировать все недоразумения без соблазнов и огласки... при личных объяснениях [с Керенским. – Автор] (Думова Н.Г., Кадетская партия в период первой мировой войны и Февральской революции., М., 1988., с. 198). Ещё до корниловского выступления пришёл к убеждению, что главное изменение в политической ситуации в тот момент должно коснуться не отдельных лиц, но самой природы существующего строя: «Если настаивать на сохранении состояния "революции", процесс будет продолжаться, и придётся испить чашу до дна. Поэтому, если бы Корнилов попытался остановить революцию, он должен был возвратиться к "законности". Законность кончилась с отречением великого князя Михаила, и поэтому необходимо было бы вернуться к этой исходной точке. Он должен был бы опереться на акт отречения императора Николая II, который был последним законным актом, и восстановить монархию...» (Думова Н.Г., Кончилось ваше время., М., 1990, с. 256 – 57). Маклаков считал, что Учредительное Собрание "неизбежно должно было утопить небольшое русское культурное меньшинство в массе тёмных людей. Когда же в Предпарламенте вместо выборов прибегали к представительству бытовых группировок по назначению, то все признавали тогда, что лучших по составу собраний выборы дать не могли бы" (Думова Н.Г., Кадетская партия в период первой мировой войны и Февральской революции, М., 1988., с. 210). Член Предпарламента.
Октябрьскую революцию Маклаков встретил в Париже в качестве посла Российской Республики. 17 ноября приказом Л.Д. Троцкого был лишён звания посла во Франции и права представлять Россию на мирной конференции. 24 ноября избран по списку кадетов в Учредительное Собрание (от Москвы). Не веря в предназначение Учредительного Собрания, писал в конце декабря: "Для народа, большинство которого не умеет ни читать, ни писать, и при всеобщем голосовании для женщин наравне с мужчинами – Учредительное Собрание явится фарсом" (Думова Н.Г., Кадетская контрреволюция и ее разгром (октябрь 1917 – 1920 гг.), М., 1982, с. 79). Маклаков обладал обширными связями в правительственных кругах Франции, пользовался значительным весом в международных дипломатических сферах. В 1919 вошёл в состав Русского политического совещания – организации, созданной в Париже в конце 1918 и являвшейся центром "белого дела" за рубежом. В сентябре 1920 посетил Крым, где встречался с П.Н. Врангелем. С 1924 председатель Эмигрантского комитета, который ставил своей целью защиту русских интересов и выдавал удостоверения русским эмигрантам.

Сочинения: Власть и общественность на закате старой России, т. 1-3, Париж, 1936; Из воспоминаний, Нью-Йорк, 1954.
Литература: Адамович Г., В.А. Маклаков. Политик, юрист, человек, Париж, 1959; Ковалевский П.Е., Зарубежная Россия, Париж, 1971; Русская эмиграция.

М.Б. Голостенов.

Политические деятели России 1917

Книги (4)
Нет ни одного отзыва