0

Драгоманов Михаил Петрович


[1841—1895] — выдающийся украинский ученый и критик. Происходил из мелкопоместного дворянства Полтавской губ. Отец Д. в молодости жил в Петербурге и сотрудничал в русских альманахах 20—30-х гг. прошлого века, на родине собирал украинские песни и писал по-украински.

Украинская среда дома, в Гадяче, и в Полтаве, где Д. учился в гимназии, повлияла на его дальнейшее развитие. Еще в гимназии он, под влиянием своего учителя Стронина, увлекался изучением истории. В 1859 Д. поступил в Киевский университет и принял живейшее участие в работе студенческого кружка, преподававшего в воскресных школах, а после их запрещения [1862] — подготовлявшего учителей для деревенских школ (последние были организованы царизмом на Правобережной Украине с целью противодействия польской революционной пропаганде, обнаруженной накануне польского восстания 1863). Так наз. "студенческая громада" изучала фольклор и интересовалась литературой. Д. принадлежал к кружку так наз. космополитов и объяснял это таким образом: "Сам украинец по происхождению, и видя в Киеве не мало того, о чем в остальной России понятия не имели, я во многом разделял сомнения и идеи украинских националистов, и во многом они мне казались реакционными: я не мог разделять равнодушия их к русской литературе, которую считал более развитой теперь, нежели украинская, и более полной общеевропейских интересов (я далеко больше находил политически воспитывающего в "Колоколе" и "Современнике", нежели в "Основе")".

Однако впоследствии он вступил в "Громаду", приблизившись к ней на почве педагогических интересов: издания серии популярных книг. Но уже в 1863 министр внутренних дел Валуев запрещает печатание украинских популярных и педагогических книг ввиду того, что "никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может". В том же году Д. окончил университет, в следующем — защитил диссертацию "Император Тиберий", а в 1869 — магистерскую — "Вопрос об историческом значении Римской империи и Тацит". В 1865 был избран советом университета штатным доцентом. Донос (обвинение в украинофильстве и сепаратизме) лишил Д. кафедры и сделал его политическим эмигрантом.

По своим социально-политическим взглядам Драгоманов был ярким представителем украинской интеллигенции 70-х гг. В области национального вопроса он соединял федералистические стремления революционно настроенных представителей тогдашней украинской интеллигенции с неопределенным индивидуалистическим космополитизмом демократического направления. Порвав на этой почве с Киевской украинской громадой и выступив против централистических тенденций тогдашнего народничества, Д. в конце концов стал за границей выразителем либерально-конституционных тенденций, органом которых была газета "Вольное слово", которую Д. редактировал. Этот орган русских конституционалистов, издававшийся в действительности на средства находившейся в связи с третьим отделением "Священной дружины", не нашел почвы и вскоре прекратился. Несмотря на свое только годичное существование, газета Д. оказала влияние на последующее развитие либерально-конституционной мысли. Так, либеральный журнал "Освобождение" в 900-х гг. заявлял, что он считает Д. своим предшественником. На украинской почве издание Д. предвосхитило влияние украинских эсефов ("социалистов-федералистов") — буржуазной партии, близкой к кадетам. Демократическая, федералистическая теория Д. в течение долгого времени оказывала свое влияние на украинскую интеллигенцию; были неудачные попытки рассматривать Д. даже как одного из предшественников украинского марксизма. В настоящее время теория Д. изжила себя, хотя до сих пор отдельные стороны ее оказывают влияние на представителей мелкобуржуазной украинской интеллигенции.

Свои федералистские идеи Д. проводил в статьях о культурном и литературном развитии малых национальностей. В "Вестнике Европы" (сентябрь и октябрь 1874) цензура вырезала его статью "Очерки новейшей литературы на малороссийском наречии". Пропаганде федерализма посвящены и статьи о галицийской литературе. В Галиции и в Буковине Д. имел, правда, лишь небольшой круг своих поклонников (во главе с Павликом и Франко). Но значения Д. для развития всей украинской литературы никто не мог отрицать. "В то время в Галиции господствовало в литературе "старорусское" направление. Книжная тяжелая, искусственная речь, далекая от живого народного яз., была совершенно непонятна местному населению, но галицийская интеллигенция с предубеждением относилась к народному яз., как и вообще к крестьянской массе". Д. боролся с этой книжностью и подражательностью, стремясь приблизить литературу к народной, крестьянской поэзии. В полемике с Гринченко (Чайченко) Д. восставал против провинциальной ограниченности, националистической узости и шовинизма буржуазной украинской литературы и писал: "напрасно Чайченко хочет нас восстановить против русских как народа... все народы — русские, или поляки, или украинцы — имеют и свое плохое и свое хорошее в натуре. Плохое больше происходит от малого образования, чем из природы народов, и поэтому нам всем — и русским, и полякам, и украинцам — вместо того, чтобы враждовать, нужно просвещаться и добиваться вместе свободы" (Переписка с Павликом, т. VII, стр. 87). Не любил Д. схоластических препирательств и о "литературных правах": эти права и их широта, по его мнению, определяются самим фактом существования на данном языке произведений действительной литературной ценности.

В 1879 появилась в четвертом сборнике журнала "Громада" (женевского издания Д.) его главная критико-публицистическая работа "Шевченко, украинофилы и социализм". Исходная точка зрения работы Д. — не историко-литературная, а публицистическая: речь шла не столько о Шевченко, сколько о том, можно ли Шевченко считать социалистом и в какой степени его произведения пригодны для пропаганды социализма в украинских массах. Д. решительно отмежевался здесь от русского народничества; что же касается марксизма, то он как следует в нем не разбирался, высказывая напр. "опасения" за участь крестьянства. В одном письме (к Павлику) сам Д. подчеркивает: "Статья "Шевченко, украинофилы и социализм", кроме попытки исторического, а не догматического взгляда на Шевченко, указывает на отличие шевченковского украинолюбства от современного европейского социализма и в то же время отличие этого социализма от народничества русского (бакунизма, лавризма и пр.) и украинского. Подобно европейским социал-демократам, автор указывает на корень социализма в городских классах, но не смотрит пренебрежительно на крестьян и указывает возможность и необходимость привлечь их к городскому и фабричному социальному движению" (Переписка с Павликом, т. VIII, стр. 210).

Объясняя миросозерцание и деятельность Шевченко, Д. принимает во внимание окружающую поэта среду.

Классовое происхождение и сознание Шевченко Д. противопоставлял его дворянскому окружению, украинофилам, выдвигавшим на первое место "национальное дело", а не вопрос о земле.

Научная работа Д. исходила из его заинтересованности фольклором еще во время пребывания в университете. Вначале он заинтересовался происхождением религии и мифологией арийских народов, затем от древнего мира перешел к новым народам, к легендам и устному творчеству славян, особенно украинцев. Результатом были собрания украинского народного творчества (две книги сказок и две — песен, изданных в 1867). В 1869 Драгоманов вместе с историком В. Б. Антоновичем приступает к составлению свода украинских политических песен с историческим комментарием (первые два тома изданы в Киеве в 1874 и 1875). В Женеве Д. продолжает издание исторических песен ("Новые украинские песни об. общественных делах", 1881 — рекрутчина, отмена крепостничества, пролетаризация крестьянства, крестьянские отработки, батрачество, быт фабричных).

Известный как фольклорист и в научных кругах Западной Европы, Д. занимает в истории украинского литературоведения почетное место пропагандиста теории известного немецкого ученого Бенфея (см.), основателя теории заимствования, которую Д. дополнил теориею Ланга (этнологической) и социологическими пояснениями заимствований.

Как представитель теории заимствования, Д. осудил теорию Гримма-Буслаева (сравнительно-мифологическую). Методология Д. является соединением двух теорий: социологической и сравнительной. Особенно ярко влияние Бенфея проявилось на работе Д. "О шелудивом Буняке" ("Розвідки", т. II, стр. 155). От буслаевской школы Д. взял только принцип необходимости исследования взаимовлияний устной и книжной поэзии: в так наз. "народном" у новоевропейских наций — утверждал Д. — очень много "книжного" и очень мало элементов местного, национального происхождения, особенно в сфере прозаической словесности: сказках, новеллах, анекдотах ("Розвідки", т. I, стр. 192).

Ища отличия и сходства в обработке сюжетов, которые блуждают от народа к народу, Д. подчеркивал сам интернациональное содержание художественного слова в разных национальных формах. Это увлечение изучением влияний привело Драгоманова к выводу, совершенно противоположному теории "самобытности" украинского "народного творчества": "Очень много из того, что мы теперь находим в нашей стране и даже в сфере ее неграмотного населения, это продукт не местный и не "народный", а общий всем историческим народам продукт культурный" ("Розвiдки", т. I, стр. 155). Нужно сравнивать варианты сюжетов, находить самостоятельно разработанные подробности их, отвечающие бытовым признакам — географическим, общественным, моральным — страны и эпохи. Всевозможные заимствования обрабатываются различно с известными социальными целями.

Д. исследует "эмбриогенезис" произведения — процесс его роста и распространения. Методология Д. намечает путь от конкретного факта (летописное сообщение) к разрешению вопроса: был ли этот факт созданием самостоятельного творчества на основе исторического события, или же заимствован у других народов. Д. пытается объяснить, что такое народное устное творчество и национальные пересказы. Чувствуя недостаточность сравнительного метода, он пытался возместить ее этнологическим и социологическим анализом.

Социально-политические и научные идеи Д. тесно связаны. Публицист и ученый в нем сочетаются и сливаются. Д. был далек от кабинетно-профессорского самомнения и отличался широтой своих взглядов на научную работу. В одном письме его читаем ("Переписка с Иваном Франко и другими", 1885—1887, стр. 210—211): "Прежде всего скажу, что научность — дело относительное. Работа может иметь "газетную форму" и быть более научной, чем диссертация. Не все схоластическое — научно, не все публицистическое — ненаучно". Задачи науки были для него неотделимы от в опросов жизни.

Большим замыслом Д. был план истории украинской литературы, который он так и не осуществил. Приходилось начинать все заново, а это было не под силу даже такому образованному, талантливому и деятельному человеку, как Д. Смерть прервала эту работу почти в самом начале.

Тем не менее значение Д. для украинского литературоведения несомненно. Он воспитал целую плеяду молодых ученых во главе с Франко. Позитивизм Франко уже готовил путь марксистскому литературоведению, и только народническая реакция Ефремова задержала этот процесс.

Библиография: I. Драгоманiв та В. Б. Антонович, Исторические песни малорусского народа, Киев, тт. I—II, 1874—1875; Малорусские народные предания и рассказы, Киев, 1876; Пісні політичні українського народу XVIII—XIX століття, Женева, 1883; Драгоманів М., Переписка, т. I, Львів, 1901; Переписка Ю. Бачинського з М. Драгомановим, 1894—1895, Львів, 1902; М. I. Костомаров, Львів, 1902; Літературно-суспільні партіі в Галичіні, Львів, 1904; Переписка М. Драгоманова з Н. Кобринською, 1883—1895, Львів, 1905; Переписка М. Драгоманова з Т. Окуневським, 1883—1895, Львів, 1905; М. А. Бакунін, Казань, 1906; Воспоминания о знакомстве с Тургеневым, Казань, 1906; Драгоманiв М., Листи до Iв. Франка i інших, 1881—1886, видав. Iв. Франко, Львів, 1906; Шевченко, украінофіли i соціялізм, Львів, 1906; Драгоманов М., Автобиография, "Былое", 1906, июнь; Розвіцки Михаила Драгоманова про українську народню словесність i письменство, Львів, тт. I—IV и др.; Письма Кавелина и Тургенева к Герцену; Письма Бакунина к Герцену и Огареву. Библиографию политических и исторических сочинений Д. см. в общих энциклопедиях.

II. Франко, Життепис Драгоманова, "Життя i слово", 1891, кн. 1; Огоновский О., проф., История литературы русской, т. IV, Львів, 1895; Павлик М., Михаило Петрович Драгоманів, 1841—1895, Его юбилей, смерть, автобіографія i спис творів, Львів, 1896; Франко, Суспільно-політичні погляди М. Драгоманова, "Літер.-наук. bіctник", 1906, кн. 8; Павлик М., М. Драгоманів i його роля в розвою України, Львів, 1907; Кістяковський Б., М. Драгоманов, Политические сочинения, т. I, М., 1908; Франко, Молода Україна, Львів, 1910; Крушельницкий А., Про житте М. Драгоманова, Л., 1912; Лозинский М., Українське національне питання в творах М. Драгоманова, "Дзвін", Киів, 1914; Ефремов С., Памъяти М. П. Драгоманова, "Украинская жизнь", 1915, кн. 7; Довбищенко Я., Михайло Драгоманов, вид. 1-е, Харків, 1917, вид. 2-е, 1919; "Наше минуле", 1918, кн. 2; "Памъяти Михаила Драгоманова", збірник, Харків, 1920; Крымский А., Михаил Петрович Драгоманов, Некролог, "Этнографическое обозрение", т. XXVII; Франко, Нариси українсько-руської літератури; Ефремов, Iсторія українського письменства; Білецький Леонiд, Основи літературно-науковой критиці, т. I.

В. Коряк

Литературная энциклопедия в 11 томах

Книги (4)
Нет ни одного отзыва