0

Рыков Алексей

Алексей Иванович Рыков


Алексей Иванович Рыков

Рыков Алексей Иванович (13 февраля 1881, Саратов, – 15 марта 1938, Москва). Из крестьян. Гимназистом в 1898 вступил в РСДРП. В 1900 – 01 студент юридического факультета Казанского университета; член Казанского комитета РСДРП. В феврале 1901 арестован, в сентябре выслан в Саратов, где вошёл в комитет РСДРП, один из организаторов первомайской демонстрации 1902. В 1903 с помощью агентов газеты "Искра" выезжал в Женеву, где встречался с В.И. Лениным. После 2-го съезда РСДРП (1903) большевик. Летом 1904 участвовал в восстановлении Московской организации РСДРП. Делегат 3-го съезда РСДРП (1905), избран членом ЦК. В мае 1905 арестован в Петербурге, но освобождён по Манифесту 17 октября. Избран в Петербургский Совет РД. Участник декабрьского вооруженного восстания 1905 в Москве. С конца 1905 член Московского областного бюро ЦК РСДРП. Делегат 4-го съезда РСДРП (1906); выступая на съезде с критикой меньшевиков, говорил: "Если бы товарищ Аксельрод умел хорошо смотреть на русскую действительность, хотя бы и с Альпийских гор, он увидел бы, что после знаменитого манифеста правительство пошло так далеко, как никогда. Он увидел бы виселицы, штыки и прежние и новые тюрьмы... Логика жизни двигает меньшевиков на новый путь. Логика жизни подводит меньшевиков к кадетам" ["4-й (Объединительный) съезд РСДРП. Протоколы", М., 1959, с. 306]; избран членом ЦК партии. Летом 1906 арестован в Москве; сослан в Архангельскую губернию, в 1907 бежал. В мае 1907 вновь арестован в Москве и в 1908 сослан в Самару. На 5-м съезде РСДРП (1907) заочно избран кандидатом в члены ЦК. В апреле 1909 уехал за границу по заданию Русского бюро ЦК РСДРП (в 1907 – 10 член Бюро ЦК). В июне 1909 участник Совещания расширенной редакции газеты "Пролетарий". С осени 1909 в Москве; неоднократно был арестован, ссылался, бежал из ссылок. В 1911 секретарь Заграничной организационной комиссии по созыву 6-й конференции РСДРП. В августе 1911 арестован в Москве; сослан в Архангельскую губернию. Освобождён по амнистии в связи с 300-летием дома Романовых в феврале 1913. С лета 1913 в Москве, член МК РСДРП. Вскоре арестован и сослан в Нарымский край, в 1915 бежал, но вновь арестован и возвращён в ссылку. Освобождён Февральской революцией 1917. В апреле приехал в Москву, вёл работу в МК и Московском областном бюро РСДРП, в Комитете общественных организаций при Московском Совете РД. На 1-й Московской областной партийной конференции (19 – 21 апреля) поддержал П.Г. Смидовича в вопросе о необходимости контроля Советов РСД над действиями Временного правительства. Делегат 7-й (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б) (24 – 29 апреля) от Московской организации; выступив в прениях по докладу В.И. Ленина, говорил: "Можем ли мы рассчитывать на поддержку масс, выкидывая лозунг пролетарской революции? Россия – самая мелкобуржуазная страна в Европе. Рассчитывать на сочувствие масс социалистической революции невозможно". Считал, что поддержка курса на социалистическую революцию приведёт партию к отрыву от масс и превращению её в пропагандистский кружок. "Толчок к социальной революции должен быть дан с Запада... У нас нет сил, объективных условий для этого". Партия должна полностью реализовать программу-минимум "до социализма, а потому на ней и должно беспрерывно сосредоточиваться наше внимание. Хотя прошло 2 месяца после начала революции, "платформа демократических преобразований не только не осуществлена, к осуществлению её даже не приступлено. Перед нами лежит безбрежное море работы по развитию революционных завоеваний, по углублению революции, и особенно в деревне. Широкая масса населения России только просыпается к революции" [7-я (Апрельская) конференция РСДРП(б)", с. 106, 107]. Заканчивая выступление, сказал: "Мы должны сделать так, чтобы дать размах началу [революционной борьбы в России. – Автор]. Перед нами стоит вопрос о пролетарской революции, но мы не должны переоценивать сил" (там же, с. 107). В мае избран членом президиума и заместителем председателя Московского Совета РД. Делегат 1-го Всероссийского съезда Советов РСД (Петроград, 3-24 июня); избран кандидатом в члены ВЦИК. В июле при рассмотрении вопроса на заседании Московского Совета РД о коалиционном Временном правительстве от имени фракции большевиков заявил, что нельзя оказывать никакой поддержки такому правительству; престиж "революционных партий" в стране резко пал, ибо "нигде не было так тихо, как в Совете рабочих депутатов" в то время, как казаки и юнкера обыскивали в Петрограде рабочие кварталы, закрывали профсоюзы и громили левые типографии. Рыков выступил также за установление рабочего контроля на производстве и против направленного на борьбу с революционным движением восстановления смертной казни (см.: Игнатов Е.Н., Московский Совет РД в 1917, М., 1925, с. 291 – 93). Делегат 6-го съезда партии (26 июля – 3 августа), избран членом ЦК. В дни выступления генерала Л.Г. Корнилова (25 – 30 августа) участвовал в подготовке Москвы к отпору мятежников, в организации отрядов Красной Гвардии. 4 сентября был председателем объединённого заседания исполкомов Советов РД и СД, утвердившего устав Красной Гвардии. 13 сентября на заседании ЦК РСДРП(б) избран членом Комиссии по выработке декларации фракции большевиков на Демократическом совещании; был сторонником участия большевиков в Предпарламенте. 23 сентября ЦК партии принял решение перевести Рыкова из Москвы в Петроград для работы в Петроградском Совете РСД. Был введён в состав президиума Петроградского Совета, но продолжал работу и в Москве.
В дни Октябрьского вооруженного восстания находился в Смольном; делегат 2-го Всероссийского съезда Советов РСД, член Президиума съезда; избран кандидатом в члены ВЦИК. Был кандидатом в члены Московского ВРК, но в работе не участвовал, так как находился в Петрограде. В первом составе СНК нарком внутренних дел; первым декретом, подписанным Рыковым, был декрет "О рабочей милиции" (28 октября).
Выступил сторонником создания "однородного социалистического правительства". На заседании ЦК РСДРП(б) 1 ноября заявил, "что... относится серьёзно к переговорам [с Викжелем. – Автор]. Если мы прекратим их, то от нас отшатнутся и те группы, которые нас поддерживают, и мы не в состоянии будем удержать власть. Каменев совершенно правильно вёл переговоры. По существу же нам надо бороться за преобладание в ЦИК, ибо оборонческий ЦИК совершенно недопустим" ("Протоколы ЦК РСДРП(б). Август 1917 – февраль 1918", М., 1958, с. 127]. 4 ноября совместно с Г.Е. Зиновьевым, Л.Б. Каменевым, В.П. Ногиным и В.П. Милютиным подписал заявление в ЦК партии, в котором указывалось, что руководящая группа ЦК "твёрдо решила не допустить образования правительства советских партий и отстаивать чисто большевистское правительство во что бы то ни стало и каких бы жертв рабочим и солдатам это ни стоило. Мы не можем нести ответственность за эту гибельную политику ЦК, проводимую вопреки воле громадной части пролетариата и солдат, жаждущих скорейшего прекращения кровопролития между отдельными частями демократии. Мы складываем с себя поэтому звание членов ЦК..." (там же, с. 135). В тот же день подписал коллективное заявление группы наркомов во ВЦИК, в котором указывалось: "Мы стоим на точке зрения необходимости образования социалистического правительства из всех советских партий... Мы полагаем, что вне этого есть только один путь: сохранение чисто большевистского правительства средствами политического террора. На этот путь вступил СНК. Мы на него не можем и не хотим вступать. Мы видим, что это ведёт к отстранению массовых пролетарских организаций от руководства политической жизнью, к установлению безответственного режима и к разгрому революции и страны. Нести ответственность за эту политику мы не можем и поэтому слагаем с себя пред ЦИК звание народных комиссаров" (там же, с. 136).
С 9 ноября – в Москве; возглавил Московский продовольственный комитет, для обеспечения Москвы хлебом выезжал в южные районы страны. Был комиссаром по продовольствию в Московском областном Совете, с февраля 1918 член коллегии Наркомата продовольствия РСФСР. В марте – апреле комиссар по продовольствию в Московском СНК. С 3 апреля председатель ВСНХ. Член Политбюро партии в 1919-30. С 1921 заместитель председателя СНК и СТО РСФСР, в 1923-24 – СССР и РСФСР. В 1924-30 председатель СНК СССР и в 1926-30 председатель СТО СССР. В конце 20-х гг. выступил против применения чрезвычайных мер при проведении коллективизации и индустриализации, что было объявлено "правым уклоном в ВКП(б)". В 1931 – 36 нарком связи СССР.
На февральско-мартовском Пленуме ЦК ВКП(б) в 1937 исключён из ЦК и из партии. В феврале 1937 арестован; в марте 1938 по делу "Правотроцкистского антисоветского блока" приговорён к расстрелу Военной коллегией Верховного суда СССР. Реабилитирован в 1988.

Литература: Шелестов Д., Время Алексея Рыкова, М., 1990; Сенин А. С., А.И. Рыков, "Вопросы истории", 1988, № 9.

В.Н. Заботин.

Политические деятели России 1917

Нет ни одного отзыва