0

Бабель Исаак Эммануилович

[1894 — ] — выдающийся новеллист. Родился в г. Одессе, в семье еврейского купца. Лит-ую работу начал в 1915 в журнале Горького "Летопись" (см.) рассказами из еврейского быта Одессы. После гражданской войны материалом первых его лит-ых выступлений послужил быт I Конармии, о котором у него были непосредственные впечатления. Первый рассказ его из серии "Конармия" появился в 1924. В дальнейшем творчество его в отношении тематики пошло по двум основным направлениям: с одной стороны, Б. дал ряд новелл на материале Конармии, объединенных теперь в книгу "Конармия", с другой — разрабатывал в форме новеллы, пьесы для театра ("Закат", 1928) и кинематографического сценария ("Беня Крик") материал еврейского местечкового быта. Новеллы на эту тему отчетливо распадаются на автобиографические ("История моей голубятни" и др.) и эпико-романтические, главным персонажем к-рых является герой Молдаванки (предместья Одессы), сын одесского биндюжника (извозопромышленника), идеализированный герой еврейской бедноты, бандит и налетчик Беня Крик ("Одесские рассказы", "Король", "Как это делалось в Одессе". К этой группе по теме примыкают пьеса и сценарий Б.). Все до сих пор написанное Б. вне этих двух линий — быта Конармии и местечкового еврейского быта — крайне немногочисленно и не может идти в сравнение с перечисленным в отношении художественного мастерства ("Исусов грех", "Ты проморгал, капитан"). В настоящее время Б. живет во Франции, продолжая работу в советской лит-ре.
Рассказы о Конармии выдвинули его в первые ряды советских художников слова. Новизна материала, целиком взятого из революционной, еще не нашедшей отображения в художественной лит-ре жизни, а также оригинальность выполнения не могли не сделать из новелл Б. о Конармии чрезвычайно значительных произведений. В лице Б. молодая советская лит-pa получила сильного художника, "попутчика" (см.), с редкой по тому времени полнотой отдавшего свое дарование революционной тематике. Эта общественная заслуга Б. — крупного художника-пионера революционной тематики — ни в коем случае не может быть умалена и в настоящее время. Однако развитие советской художественной лит-ры и уровень, достигнутый ею в настоящее время, обязывают отнестись к лит-ым фактам прошлого (хотя бы и недавнего) с должной объективностью. С этой точки зрения нельзя не признать, что новеллы Б. о Конармии явились не столько реалистическим отображением ее быта, сколько проявлением утонченного лит-ого мастерства Бабеля и раскрытием его собственного художнического миросозерцания на материале, почерпнутом из этого быта. При этом материал не мог не получить своеобразного истолкования, в гораздо большей мере характерного для социальной среды, из которой вышел художник, чем для того быта, который в его произведениях отображен. В одинаковой мере не правы поэтому были те критики, к-рые желали видеть в "Конармии" Б. реалистическое произведение, адекватно отобразившее действительную Конармию, и те, которые обрушивались на художника, видя несоответствие между его изображением и тем, что он, по видимости, пытался изобразить (между прочим сам т. Буденный счел себя вынужденным выступить в защиту Конармии от искажений, к-рым Б., по его мнению, подверг ее облик в своей книге). Б. не является реалистическим художником и задач реалистического воспроизведения действительности себе не ставит. В его лице наша литература имеет крайнего субъективиста. Можно с уверенностью утверждать, что именно связь писателя с мелкобуржуазной местечковой средой еврейского гетто в обстановке царской России, которая к этой среде поворачивалась самой жестокой и дикой своей стороной, превратила Б. в скорбного, иронического романтика. Он не мог не сочувствовать искренне и глубоко освободительному движению рабочего класса, поскольку оно несло освобождение и всему еврейскому населению в царской России. Но стремясь соблюсти некоторое расстояние между собой и тягостной действительностью, грозящей растоптать его личность (см. напр. "История моей голубятни"), он отходит и от общественности, идет по пути индивидуализма, замыкается в иронию, скепсис. Отсюда чрезвычайно своеобразное сочетание в художническом миросозерцании Б. несомненной тяги к общественности, к действию, активности (сказавшейся очень ярко во всех созданных им характерах, а также в тематике его произведений) и иронического тона повествования, проявляющегося в любви писателя к гротеску, в утрировке контрастов, в сочетании утонченного лиризма и намеренной, изысканной грубости. Отсюда же и эротизм Б.-художника — черта, характерная для этого индивидуалиста. Этим же противоречием мирочувствования Б., определяемого двойственностью его социальной природы, целиком объясняется своеобразный подход его к слову как к некой самодовлеющей реальности, управляемой не столько своим объективным смыслом, соответствием с тем жизненным материалом, который художник берется отобразить, а исключительно внутренним переживанием личности, ее восприятием этого материала. Субъективный облик Б. выступает настолько отчетливо в каждой его новелле, что судить Б. как реалиста с точки зрения верности его зарисовок натуре совершенно невозможно.
Внимательной, кропотливой работой над словом можно объяснить крайнюю творческую скупость писателя, давшего очень немного чрезвычайно кратких новелл, один сценарий и пьесу, — некую эстетическую действительность, стоящую над реальной действительностью, как ее романтически преломленное подобие. Однако было бы глубокой несправедливостью к писателю и одновременно искажением фактов представлять произведения Б. пародией на действительность, карикатурой на нее.
Библиография: Буденный С., Бабизм Б., "Октябрь", кн. 4, 1924; Шкловский В., Б., "Леф", кн. 2 (6), 1924; Вешнев В., Поэзия бандитизма, "Молодая гвардия", кн. 7—8, 1924; Лелевич Г., На лит-ом посту, Тверь, 1924; Воронский А., Лит-ые типы, М., 1925; Его же, Лит-ые записи, М., 1926; Горбачев Г., Новеллы Б., "Два года лит-ой революции", Л., 1926; Лежнев, Вопросы лит-ры и критики, М., 1926; Воронский А., Искусство В. Полянской видеть мир (ст. Лит-ый дневник), М., 1928; Горбов Д., У нас и за рубежом (ст. Итоги лит-ого года), М., 1928; Полонский В., О современной лит-ре, М., 1928.
Д. Горбов

Дополнительная информация об авторе:
Материал в Википедии
Книги автора
Бабель И.Э. Дневник 1920 (конармейский). (2000)
Бабель И.Э. Закат. (1928)
Бабель И.Э. Избранное. (1966)
Бабель И.Э. Избранные рассказы. (1936)
Бабель И.Э. История моей голубятни. (1927)
Бабель И.Э. Конармия. (1926)
Бабель И.Э. Мария. (1935)
Бабель И.Э. Одесские рассказы. (1931)
Бабель И.Э. Письма другу. Из архива И.Л. Лившица. (2007)
Бабель И.Э. Пробуждение. (1989)
Бабель И.Э. Рассказы. (1925)
Бабель И.Э. Сочинения, т. 1-2. (1990)
Нет ни одного отзыва