0

Милютин Дмитрий Алексеевич

     Милютин Дмитрий Алексеевич

Милютин (граф Дмитрий Алексеевич) — один из ближайших, наиболее энергичных и наиболее заслуженных сотрудников имп. Александра II, род. в 1816 г. в небогатой дворянской семье, первоначальное воспитание получил в университетском пансионе в Москве, где рано выказал большие способности к математике. В 16 лет он составил и издал “Руководство к съемке планов” (М., 1832). Из пансиона М. поступил фейерверкером в гвард. артиллерию и в 1833 г. произведен был в офицеры. В 1839 г. окончил курс в военной академии. В это время он паписал ряд статей по военному и математич. отделам в “Энцикл. лексиконе” Плюшара (тт. 10 — 15) и “Военном энцикл. лексиконе” Зедделера (тт. 2 — 8), перевел с франц. записки Сен-Сира (“Военн. Библ.” Глазунова, 1838) и напеч. статью “Суворов как полководец” (“Отеч. Зап.”, 1839, 4). С 1839 до 1844 гг. он служил на Кавказе, принимал участие во многих делах против горцев и был ранен пулей на вылет в правое плечо, с повреждением кости. В 1845 г. назначен проф. военной акд. по кафедре военной географии; ему принадлежит заслуга введения в академический курс военной статистики. Еще будучи на Кавказе он составил и в 1843 г. напеч. “Наставление к занятию, обороне и атаке лесов, строений, деревень и других местных предметов”; затем последовали “Критическое исследование значения военной географии и статистики” (1846), “Первые опыты военной статистики” (t. I — “Вступление” и “Основания политической и военной системы германского союза”, 1847; т. II — “Военная статистика прусского королевства”, 1848), “Описание военных действий 1839 г. в Сев. Дагестане” (СПб., 1850) и, наконец, в 1852 — 53 гг. главный научный труд его — классическое исследование об итальянском походе Суворова. Над этой темой работал военный историк А. И. Михайловский-Данилевский, но он умер, успев только начать исследование; по Высочайшему повелению продолжение работы было поручено М. “История войны 1799 г. между Россией и Францией в царствование имп. Павла I”, по отзыву Грановского, “принадлежит к числу тех книг, которые необходимы каждому образованному русскому, и займет, без сомнения, весьма почетное место в общеевропейской исторической литературе”; это “труд в полном смысле слова самостоятельный и оригинальный”, изложение событий в нем “отличается необыкновенной ясностью и спокойствием взгляда, неотуманенного никакими предубеждениями, и той благородной простотой, которая составляет принадлежность всякого значительного исторического творения”. Через несколько лет этот труд потребовал уже нового издания (СПб., 1857); акд. наук присудила ему полную Демидовскую премию и избрала М. своим членом-корреспондентом. Перевод на нем. яз. Chr. Schinitt’a вышел в Мюнхене в 1857 г. С 1848 г. М., помимо ученых занятий, состоял по особым поручениям при военном министре. В 1856 г., по желанию кн. Барятинского, он был назначен начальником штаба кавказской армии; в 1859 г. он участвовал в занятии аула Тандо и в овладении укрепленным аулом Гунибом, где был взят в плен Шамиль. В 1859 г. он получил звание генер.-адъютанта Е. И. В., а в 1860 г. был назначен товарищем военного министра; в следующем году он занял пост военного министра и сохранял его в течение двадцати лет, выступив с самого начала своей административной деятельности решительным, убежденным и стойким поборником обновления России в духе тех начал справедливости и равенства, которыми запечатлены освободительные реформы имп. Александра II. Один из близких людей в кружке, который собирала около себя вел. кн. Елена Павловна, М. даже на министерском посту сохранял близкие отношения с довольно широким учено-литературным кругом и поддерживал тесную связь с такими лицами, как К. Д. Кавелин, Е. О. Корш и др. Это близкое соприкосновение Милютина с выдающимися представителями общества, знакомство с движениями в общественной жизни явилось очень важным условием в его министерской деятельности. Задачи министерства в это время были очень сложны: нужно было реорганизовать все устройство и управление армией, все стороны военного быта, давно уже во многом отставшего от требований жизни. В ожидании коренной реформы крайне тяжелой для народа рекрутской повинности, М. исходатайствовал Высочайшее повеление о сокращении срока военной службы с 25 лет до 16 и другие облегчения. Одновременно им был принят ряд мер к улучшению быта солдат — их пищи, жилища, обмундирования, начато обучение солдат грамоте, запрещено рукоприкладство и ограничено применение розог к солдатам. В государственном совете М. всегда принадлежал к числу наиболее просвещенных сторонников преобразовательного движения 60-х гг. Особенно заметно сказалось влияние М. при издании закона 17 апр. 1863 г. об отмене жестоких уголовных наказаний — шпицрутенов, плетей, розог, клеймения, приковывания к тележке и т. п. В земской реформе М. стоял за предоставление земству возможно больших прав и возможно большей самостоятельности; он возражал против введения в избрание гласных начал сословности, против преобладания дворянского элемента, настаивал на предоставлении самим земским собраниям, уездным и губернским, избирать своих председателей и пр. При рассмотрении судебных уставов М. всецело стоял за строгое проведение основ рационального судопроизводства. Как только открыты были новые гласные суды, он счел нужным выработать и для военного ведомства новый военно-судебный устав (15 мая 1867 г.), вполне согласованный с основными принципами судебных уставов (устность, гласность, состязательное начало). Закон о печати 1865 года встретил в М. строгого критика; он находил неудобным одновременное существование изданий, подлежащих предварительной цензуре и изданий, от нее освобожденных, восставал против сосредоточения власти над печатью в лице министра внутренних дел и желал решение по делам печати возложить на учреждение коллегиальное и вполне самостоятельное. Самой важной мерой М. было введение всеобщей воинской повинности. Воспитанное на привилегиях высшие классы общества весьма несочувственно относились к этой реформе; купцы даже вызывались, в случае освобождения их от повинности, на свой счет содержать инвалидов. Еще в 1870 г. образована была, однако, особая комиссия для разработки вопроса, а 1 января 1874 г. состоялся Высочайший манифест о введении всеобщей воинской повинности. Рескрипт имп. Александра II на имя М. от 11 января 1874 г. поручал министру приводить закон в исполнение “в том же духе, в каком он составлен”. Это обстоятельство выгодно отличает судьбу военной реформы от крестьянской. Что особенно характеризует воинский устав 1874 г. — это стремление к распространению просвещения. М. был щедр на предоставление льгот по образованию, увеличивавшихся сообразно с его степенью и доходивших до 3-х месяцев действительной службы. Непримиримым противником М. в этом отношении был министр нар. просвещения граф Д. А. Толстой, предлагавший ограничить высшую льготу 1 годом и уравнять окончивших курс в университетах с окончившими курс 6 классов классич. гимназий. Благодаря, однако, энергичной и искусной защите М., проект его прошел целиком в государственном совете; не удалось гр. Толстому ввести и приурочение воинской повинности ко времени прохождения университетского курса. Непосредственно для распространения образования в среде войска М. было также сделано очень много. Помимо издания книг и журналов для солдатского чтения, были приняты меры к развитию самого обучения солдат. Кроме учебных команд, в которых был в 1873 г. установлен 3-годичный курс, были заведены ротные школы, в 1875 г. изданы общие правила для обучения и пр. Преобразованиям подверглись и средние, и высшие военные школы, причем М. стремился освободить их от преждевременной специализации, расширяя программу их в духе общего образования, изгоняя старые педагогические приемы, заменяя кадетские корпуса военными гимназиями. В 1864 г. учреждены им были юнкерские училища. Число военных учебных заведений вообще было увеличено; повышен уровень научных требований при производстве в офицеры. Николаевская академия генерального штаба получила новые правила; при ней был устроен дополнительный курс. Основанные М. в 1866 г. юридич. офицерские классы в 1867 г. были переименованы в военно-юридическую академию. Все эти меры привели к значительному подъему умственного уровня русских офицеров; сильно развившееся участие военных в разработке русской науки — дело М. Ему же русское общество обязано основанием женских врачебных курсов, которые в войну 1877 — 78 гг. оправдали возлагавшиеся на них надежды; это учреждение закрылось вскоре по выходе М. из министерства. Чрезвычайно важен и целый ряд мер по реорганизации больничной и санитарной части в войсках, благоприятно отозвавшихся на здоровье войск. Офицерские заемные капиталы и военно-эмеритальная касса были М. реформированы. организованы были офицерские собрания, изменена военная организация армии, учреждена военно-окружная система (6 августа 1864 г.), переустроены кадры, реорганизовано интендантство. Раздавались голоса, что подготовка для солдат, по новому положению, мала и не достаточна, но в войну 1877 — 78 гг. молодое преобразованное войско, воспитанное без розог, в духе гуманности, блестяще оправдало ожидания преобразователей. За труды свои во время войны М. указом от 30 авг. 1878 г. был возведен в графское достоинство. Чуждый всякого желания скрывать погрешности своих подчиненных, он после войны сделал все возможное, чтобы судебным расследованием пролить свет на многочисленные злоупотребления, вкравшиеся во время войны в интендантскую и др. части. В 1881 г., вскоре после отставки Лорис-Меликова, из министерства вышел и М. Оставшись членом государственного совета, М. почти безвыездно живет в Крыму. М. — почетный президент академий ген. штаба и военно-юридической, почетный член академии наук и академий артиллерийской, инженерной и медико-хирургической, университетов Московского и Харьковского, общества попечения о больных и раненых воинах, географического общества. Петербургский унив. в 1866 г. присвоил ему ученое звание доктора русской истории. Ср. “Исторический очерк деятельности военного управления в России за 1855 — 80 гг.” (СПб., 1880); Г. Джаншиеев, “Эпоха великих реформ”; биографическая статья В. Якушкина в “Рус. Ведомостях” 1893 г., № 308.

Л.

 

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона (В 5 тт.)

Нет ни одного отзыва